Напряженность в мире и в России растет

Развивающиеся ныне события в Белоруссии, происходящие по украинскому сценарию, показывают то, что в мире растет общественная энтропия, способная привести к слому всего послевоенного миропорядка. Разрушение СССР – это самый знаковый признак преобразования мира, но не по американскому сценарию, а тем стратегическим планам, которые ведут к образованию нового мира, пусть и на весьма непродолжительное время. Мир не может быть однополярным, когда во всем человеческом сообществе доминирует только одна форма государственности – республика с ее парламентом, обобществленной или частной собственностью и социальными задачами руководства страны. Первым этапом разрушения этого миропорядка стало появление государства Израиль, что вызвало к жизни новый образ мира с центром в Иерусалиме, и именно с этого момента стало создаваться новое мировое сообщество «кочевников» Жака Аттали или людей мира, без национальности, без религии и без своего дома с его привычным укладом, ценностями и культурой. Возникшее государство евреев – это мост в будущее, которым обладает сегодня только Китай – будущий создатель этого моста, активно преобразующий свое общество под грандиозные задачи. Иных стран с такими целями больше нет. США – это проект наживы, глобальных финансов и демократической империи, как бы комично это не звучало. Россия, к глубокому сожалению, после развала СССР так и стоит на перепутье, не решаясь сделать шаг, ни к диктатуре капитала, ни к диктатуре русской духовности. Это положение воина у распутного камня слишком затянулось, и нерешительность еще дорого отзовется в каждом гражданине великой Державы. Нерешительна Россия, нерешительны все республики бывшего СССР, так и не сумевшие создать собственную государственность, которая, по большому счету, им не нужна, а необходима Россия, как стержень общей государственности.

Нет собственной, незыблемой государственности у Израиля, который так же стоит на перепутье, не решаясь сделать шаг в направлении Третьего храма или от него, для чего-то сохраняя еврейскую идентичность тогда, когда впереди обладание целым миром. То есть, Израиль не создает свою собственную будущую государственность, заключающуюся в новом Иерусалиме – стержне всех окружающих государств. Упрямое мусульманство, растерявшее свою идентичность в старом мире Запада, куда нацелены все вожделенные взоры молодежи, больше не желающих жить умирающими ценностями Ближнего Востока, пойдет на неизбежное сближение с Израилем только тогда, когда по всему ближневосточному региону прокатится Третья мировая война, которую не желают, ни в Израиле, ни в Персидских монархиях, ни даже в Иране и Ливане. Войны не желает никто, но также никто не может вразумительно ответить: чего же мы хотим? То есть, во всем мире сегодня весьма шаткое положение «ни войны, ни мира», выведшее на первые места в мировой геополитике самых идеальных приверженцев консерватизма – стариков, при полном отсутствии любой идеологии. Впрочем, идеология не нужна республике, она нужна партиям, которые содержит, либо республика, либо капитал, но сами партии от этого разного содержания не становятся принципиально иными. Республика не может быть беспартийной, так как в основе парламента лежит партийный принцип, но в нынешнем мире нет ни одной сильной партии с уникальной и принятой всем народом идеологии, за исключением КПК. Без идеологии партия обязательно сойдет на нет, без партии невозможно создавать парламент, даже фракционный, без парламента умрет республика, трансформировавшись, либо в диктатуру, либо в псевдофеодальный строй, который также недолговечен, как и диктатура. То есть, природа общества тяготеет к наследственной власти, к поклонению династии престола, но эти признаки настолько ничтожны, что сегодня еще никак не проявляют себя.

Так, что же дальше? Скатывание в хаос, ничего иного уже не будет, ибо республика больше не нужна, а замены ей нет, так как не созданы механизмы возникновения наследственного правления и основа самого этого правления. В то же время, чем подкреплен тезис о том, что республика полностью исчерпала свой потенциал? Основа современной республики практически по всему миру, это капитал, но капитал давно перестал быть национальным и стал трансграничным, расширившись до целого мира, и в этом мире капитал взаимодействует внутри себя, а не в государственных структурах, так как сами государства уже давно стали ночным сторожем капитала, создавая для него препятствия собственного роста в виде затрат на социальные обязательства государства, а также на поддержание республиканской формы правления в виде партий и исполнительной власти. По мере сокращения спроса мировой капитал, что естественно, пытается сохранить и обезопасить себя, отторгая надстройку в виде государства, мешающую капиталу действовать так, как желают обладатели состояний. Плюс к этому есть разнообразные, но крайне влиятельные аристократические семьи, которые, однако влиятельны только в рамках государства, в рамках республики и не простирают свое влияние дальше границ, хотя и очень хочется. То есть, конечность государства предопределяет конечность аристократических династий, которые, по мере отмирания государства, не нужного капиталу, так же уйдут в небытие. Но, если не будет аристократических династий, то кто станет основой новой монархии, да и нужна ли эта монархия?

Без принципа монархии уже не обойтись, так как собрать воедино многих республика больше не способна, ибо является средоточием капитала, которому она больше не нужна. Но данное утверждение касается только двух мировых центров – Израиля и России, а также, отчасти, Китая, где еще не совсем ясна перспектива КПК, как и самой республики, которая может стать, либо диктатурой нацизма, либо династией наследственного правителя. В России же воссоздать государственность всех бывших республик СССР может только Самодержавие, но и ему придется крайне несладко, так как российская монархия не может быть основана на мультирелигиозном принципе, следовательно, всегда найдутся те, кто потребуют свою долю наследства. То есть, возможно грядущий процесс крайне труден и сегодня абсолютно неизведан. У Израиля так же не ясен принцип построения будущей всемирной монархии, так как на основе клерикального государства создать всемирный центр нельзя, а лишаться своей религиозности и своих традиций евреи точно не захотят. Именно поэтому нет сегодня Православного Самодержавия и не создаются даже начальные механизмы всемирного царства Иерусалимского царя. Монархии страшатся, от нее бегут, так как никто не видит механизмов ее создания, а также никто нет понимает выгод от самодержавного строя. Поэтому, затишье в мире, предполагающим все же обретение выхода из нынешнего застоя – это затишье перед бурей, перед Третьей мировой войной, которая способна решить все накопившиеся проблемы одним махом, но очень кровавым и жестоким. К сожалению, человечество не придумало способа универсальнее и вернее, поэтому война неизбежна. Экономист М.Хазин:

Уровень напряжённости в мире вырос настолько, что судьбоносные события могут произойти в любую секунду. И эти события делают цену человеческой жизни совершенно эфемерной, поскольку поражение может стоить власти очень дорого.

Накапливаются долги, накапливаются противоречия, накапливаются взаимные обиды и даже ненависть. Что дальше – не знает никто, но все понимают необходимость предпринятия нужных шагов, которые очень не хочется делать. Война при наличии ядерного оружия кажется тотальной катастрофой, в локальные войны при участии США, Франции, России и Китая мало кто верит, предполагая такое развитие событий, когда вся нынешняя финансовая система, подорванная коронавирусом, упадет так глубоко, что придется создавать новую с огромными издержками. Всем очевидно, что война в нынешнем напряженном состоянии может привести к национальной политической нестабильности, которая угрожает Европе, США, Израилю, Персидским монархиям, Китаю и всей Азии, не говоря уже о Латинской Америке. Достанется всем, включая финансовые династии, с ужасом ожидающих грядущую войну, которая неизбежна. Последние несколько десятилетий мир жил под эгидой всеобщей безопасности: ООН, Совет Безопасности, НАТО, Варшавский блок, нынешние ОДКБ, а также другие наднациональные объединения лишь создавали условия ненарушения миропорядка, установленного после Второй мировой войны. Именно поэтому мантра о безопасности пелась повсюду, хотя конкуренция в мире собственного влияния никуда не делась. Накапливающиеся противоречия между главными игроками и их понимание целей собственного развития, препятствующие другим соискателям собственного благополучия, ведут к общемировой конфронтации, так как места для всех уже нет, но для тех, кто это место давно отвоевал, сохранение собственного положения уже дается огромным напряжением сил и средств.

Как же быть? Создавать переходные условия, составлять те планы, которые жестко вписываются в общемировую канву человеческой истории, как бы не хотелось сохранить этот, такой привычный мир. Время неумолимо идет вперед, а по ощущениям, сильно ускорившись, и тот, кто лучше всего подготовится к грядущим событиям, как военным, так и гуманитарным, соединенным с политическими условиями существования, либо новой государственности, либо нового общественного устройства, в котором уже полностью отсутствует сам принцип республиканской государственности, тот и получит возможность создавать свой полюс. Очевидно, что история благоволит к двум центрам – Израилю и России, подчиняя этим центрам старый мир. Израиль станет центром не по причине сплоченности евреев, а по причине конца в начале – откуда история началась, там она и закончится. Россия не сможет стать мировым центром, оставаясь региональным, но от нее этого и не требуется – главное, сохранить то немногое, что еще можно сохранить, не забираясь в те дали, где нас не ждут. Сегодня в России нужно уже создавать будущую монархию, нужно вырабатывать условия создания новой государственности, новой идеологии и принципа единения тех, кто пожелает стать единым целым с Россией. Ничего иного, кроме сохранения того, что есть, России и русскому народу не нужно.

Оставить комментарий!