Мультилатерализм: утопия или реальность?

28 июля на 5-м заседании Совета управляющих Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, действующего с 2016 года, выступил председатель КНР Си Цзиньпин:

Нужно трансформировать Азиатский банк инфраструктурных инвестиций в новую платформу, ориентированную на развитие всех его членов и формирование сообщества единой судьбы человечества. АБИИ должен взять на себя обязательство удовлетворять потребности всех своих членов в области развития и предоставлять более качественные, недорогие и устойчивые инвестиции как в традиционные, так и в новые типы инфраструктуры. Это придаст новый импульс экономическому и социальному развитию в Азии и за ее пределами. Китай неизменно поддерживает и сохраняет приверженность мультилатерализму, а также стремится к общему развитию с остальным миром в духе открытости и взаимовыгодного сотрудничества. Китай продолжит работать с другими членами АБИИ, чтобы поддержать банк и способствовать его успеху, а также внести больший вклад в глобальное реагирование на риски и вызовы ради достижения общего развития.

Два ключевых положения: «сообщество единой судьбы человечества» и «Китай сохраняет приверженность мультилатерализму» требуют внимательного изучения. Что скрыто за этими смыслами международной политики Китая, где АБИИ занимает место китайского аналога МВФ, но на иной политической платформе. Китай вкладывает миллиарды долларов для помощи другим странам, ничего не требуя взамен, из гуманистических принципов многосторонних отношений, когда реализуется право каждого на собственное развитие в рамках многонациональных соглашений без ущемления суверенитета любой организации, пожелавшей присоединиться к АБИИ? Всеобщий гуманизм мультилатерализма из торговой сферы уже перебрался в политическую и общественную, иначе как оценить «сообщество единой судьбы человечества»? Важно отметить противоречие в самом соединении одной (единой) судьбы человечества с мультилатерализмом. Единая судьба человечества предполагает создание наднационального права, которого будут придерживаться все члены этого мирового сообщества, но у права должен быть идеолог, вождь мирового преобразования и в этой роли сегодня выступает китайский лидер Си Цзиньпин, не ограниченный сроками своего пребывания во главе страны, следовательно, имеющий достаточно времени на реализацию планов всемирного гуманизма. Само понятие «сообщество единой судьбы человечества» предполагает некоторый отказ от национального суверенитета и собственной цивилизации, которая может входить в противоречие, например, с китайской цивилизацией или с русским мировоззренческим цензом, ведь Россию создавало православие, а Китай даосизм и философия Конфуция, в одной нации есть понятие Бога, в другой нет. Какие же точки взаимодействия двух разных систем можно предположить в будущем?

В сущности, мультилатерализм является универсальной формулой до тех пор, пока не будет создана политическая структура китайской ООН или Азиатской лиги наций, открытой для всех стран мира, но на принципах свободной дискуссии ради блага всех и каждого. Надо признать, что универсальных рецептов для наций, сильно отличающихся одна от другой не существует – это утопия. Безусловно, Китай может распространять свое влияние «мягкой силы» на весь мир, конкурируя с «жесткой силой» США – Великобритании, и тем успешнее, чем скорее все мировые технологии и производственные мощности перемесятся в Азию из Европы и США. Однако мир неоднороден, конкурентен и своеволен, разделение после Вавилона произошло не случайно, ибо не может существовать единой цели и единой нации, также, как не может быть двух одинаковых людей, но их восприятие мира будет всегда отличаться друг от друга. Невозможно создать устойчивое объединение самых разных наций ради всего лишь одной цели – всеобщей безопасности, ибо даже понятие безопасности у каждого свое. То есть, Китай пошел по пути своего собственного видения мировой истории, когда мир лучше войны, а соратники лучше конкуренции. Однако у самого Китая крайне мало успехов даже в тех странах, куда были вложены серьезные инвестиции в инфраструктуру, поставлено производственное оборудование и завезены китайские рабочие – везде приходится держать целую армию охранников и агентов влияния. Мир привык брать, но не отдавать! Поэтому у Китая берут, но ничего не дают взамен, так как же можно предполагать успешность мультилатерализма в мире?

Как противостояние с колониализмом США, проявляемого в разных формах, мультилатерализм представляет собой конкуренцию американской идеологии всеобщей демократии – еще одной утопии, которая благополучно скончалась в недрах Госдепартамента США. С одной стороны, диктат США и их инструмента – доллара, с другой – гуманистический идеал сообщества единой судьбы человечества, где все нации равны, соблюдается принцип свободной торговли и международных отношений без международного права, ибо всякое право имеет ограничительный характер, направленный на соблюдение тех уложений, которые были составлены страной – реципиентом. Но в человеческой истории еще никогда не было равноправных союзов, которые в принципе невозможны, так как должен соблюдаться принцип лидерства и принцип подчиненности. Суверен создает международное право и щедро оплачивает его распространение на многие страны мира, чтобы затем вернуть с процентами свое. Это принцип США – Великобритании, но каков же принцип Китая? Раздавать деньги только ради всеобщего блага, ничего не получая взамен? Мультилатерализм – это утопия, так же, как утопична система «мягкой силы» — постепенного вовлечения элиты стран в «сообщество единой судьбы человечества», так как элита всегда алчна, космополитична и абсолютно не интересуется собственными гражданами, рассматривая их, как источник налоговых поступлений в бюджет, который затем можно транжирить на собственные нужды, никак не заботясь о стране и обществе. То есть, создать в современном мире либеральной республики мультилатерализм невозможно, ибо представители элиты не способны в полной мере войти в идеологию всеобщего равенства и процветания, так как сама идея всеобщего процветания ущербна и невозможна.

Итак, Китай создает всего лишь политическую конкуренцию идеологии США, предлагая за собственный счет создание сообщества равных, свободных и процветающих наций, чего в действительности быть не может, ибо неравенство уже заключено в человеческой природе, которая, соединяя индивидуумов в единое целое – нацию, неизменно получает дуалистичную политику, когда наверху находится правящая элита, а внизу эксплуатируемый народ. Только одна форма власти может предполагать всеобщее равенство в первичной, стартовой форме – это Самодержавие, опирающееся на обобществлённую собственность на землю, недра, воды, леса и финансовую систему, все остальные предполагают рост неравенства и отсутствие национального принципа справедливости. Китай, являясь республикой, может существовать только в рамках этой общественно – экономической формации, когда главенствующей силой в стране, ее сувереном, является коммунистическая партия, создающая идеологию и стратегические планы на будущее. Это государственное построение, а не технологические и производственные мощности, является главным достижением Китая, тщательно оберегаемым от веяния времени и роста самостоятельного критического мышления китайских граждан, насыщаемых идеологией Старого Света через туризм, а также стремление к запретному плоду иной цивилизации, которая может стать весьма привлекательной в условиях диктатуры КПК, как это было в СССР. То есть, Си Цзиньпину нужно не создавать прожекты, наподобие «сообщества единой судьбы человечества» или мультилатерализм, а совершенствовать «социализм с китайской спецификой», не пытаясь играть на американском поле капиталистической идеологии, так как дни ее сочтены, ибо империалистическая идеология всегда ведет к войне, которая неизбежна и проистекает из самого принципа капитализма, создающего не только конкуренцию, но и стремительно растущее неравенство, отдаляющее элиту от народа, то есть, создавая ту самую «революционную ситуацию» по-Ленину, когда верхи не могут, а низы не хотят.

Конечно, Китай, создавая ускоренными темпами мировую Державу номер один, должен заботиться о наднациональной идеологии, но при этом Китай не создает своего мира, а это неправильно. СССР создавал свой мир социализма, не только Варшавский блок, но и идеологию самоопределения наций, помогая свергать колониальный строй, создавая вместо него квазисоциализм, трудный, затратный, но свой. Нельзя строить равноправный мир, нужно создавать свой, азиатский мир, где Китай стал бы Державой – лидером, Державой – донором, как идеологии, так и финансового благополучия для стран – реципиентов. Извлечение прибыли нужно оставить на потом, когда сформируется устойчивое образование, прямо конкурирующего с миром Запада. Нужно понимать, что нельзя создать и внедрить в сознание масс чуждые им смыслы, чуждое мировоззрение, поэтому можно объединять только тех, кто по своей ментальности близок Китаю, близок азиатской цивилизации. Если при этом Си Цзиньпин создаст новую династию – то это будет благо, способное объединить под рукой династии Си азиатские страны в виде валютного, торгового, военного и политического союза, и эта сила будет много успешнее в Азии, нежели англосаксы. Но мечтать о всем мире – это утопия. При этом, нужно учитывать, что вся нынешняя политическая и финансовая система была создана по итогам Второй мировой войны, следовательно, новая мировая система ценностей может возникнуть только после Третьей мировой войны, и превратить ее в Азиатскую лигу наций можно только в том случае, если главным выгодоприобретателем Третьей мировой войны станет Китай, что делает его, априори, участником грядущих событий. Отсидеться в стороне, извлекая прибыль от продажи оружия, не получится. Только после победы можно сформулировать новую мировую идеологию. Не раньше!

Оставить комментарий!