Легитимность власти условная и безусловная

Укрепление суверенитета России, это крайне полезная инициатива президента В.В.Путина, когда идет планомерная работа сразу по двум направлениям: 1. Отказ от второго гражданства или вида на жительство чиновника (депутата), 2. Отмена налоговых соглашений со странами – налоговыми гаванями, в которые был произведен вывод российских активов с целью минимизации выплаты налогов в российскую казну (бюджет). Безусловно, укрепление суверенитета России – вещь нужная и необходимая, происходящая в результате появления окон возможностей от пандемии коронавируса и стремительного экономического, и социального ослабления главных держателей российского суверенитета – США, Франции и Великобритании, с перемещением международной политики и финансового глобализма на Восток Евразийского континента. Новый свет передает эстафету экономическому дракону, выходящему из воды нищеты и прозябания. Однако на российской повестке дня все еще остается вопрос о возможности укрепления суверенитета в то время, когда сырьевая направленность российского бизнеса и государственных интересов больше не дает прибыли, как раньше, а президентско-парламентская республика трещит по региональным швам. Нужен рецепт такого суверенитета России, который подойдет для внутренней и внешней политики в большей степени, нежели в нынешнем балансировании между Западом, собственными олигархами и нежеланием правящей элиты поделиться своими руководящими принципами с народом России, их создающим.

Прежде всего, формула, вынесенная в заголовок статьи: «Легитимность власти условная и безусловная», предполагает разное прочтение понятия суверенитета. Суверенитет условный – это республиканский суверенитет, когда всеми правами на внутреннюю политику обладает народ, делегирующий свое неотъемлемое право власти тем, кто получает это право в результате прямых выборов. Суверенитет безусловный – это суверенитет Царя, Помазанника Божия, полученный не в результате выборов, а в результате совершения восьмого таинства Русской Церкви – помазывания святым миром с призыванием Даров Духа Святого на наследника Престола. Здесь власть суверена создает тот самый суверенитет, который не может быть изменен никакими внешними условиями, так как суверен – Царь владеет всей свой Державой, а народ приносит ему верноподданническую клятву, в отличие от народного суверенитета, который приносит присягу стране и обществу, размывая само понятие суверенитета, не могущего принадлежать всем и никому. В России это особенно чувствительный момент, сохраняющий до сего времени патернализм власти, как средство гибридного суверенитета, когда президент (Генеральный секретарь) являет собой вождя, совмещенного с неподобающим поклонением руководителю страны, так как в республиканской демократии никакого патернализма в принципе быть не может, что и демонстрирует западная система республиканских ценностей, однако в России, патернализм Царя в обязательном порядке транслируется на президента, создавая ему имидж несменяемого вождя.

Важно отметить, что не всякому руководителю страны народ создает культ личности, но только тому, кто укрепляет государственность, то есть, суверенитет. Революционные вожди, быстро сходящие на нет по причине разрушения старых порядков, чья задача заключается только в захвате власти, переделе собственности и установления новых бюрократических аппаратов управления страной, никогда не являлись вождями, чей культ личности поддерживался бы народом длительное время. Пламенный революционер В.И.Ленин не стал вождем для народа, но стал для партии, что было весьма неверно с точки зрения стратегической идеологии. Пришедший после него И.В.Сталин не был революционером, по мнению народа, но создал индустриализацию, победил в войне и восстановил страну из разрухи, что в народном поклонении было сравнимо с Батюшкой – царем. Б.Ельцин не мог быть всенародно любимым руководителем России, так как он был революционером, по примеру В.И.Ленина забравшись на танк, но В.В.Путин стал тем вождем, к которому культ личности подошел весьма прочно, даже без знаменитой формулы В.Володина: «Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России», являющейся всего лишь продолжением главного вопроса народа, идущего на президентские выборы: «Кто может заменить Путина?». Сама постановка вопроса уже означает весьма распространенный культ личности Путина, так как в республике априори не могут быть безальтернативные выборы, ибо выбор без равноценного кандидата или лидера иной парламентской партии, полностью опровергает условную легитимность первого лица, создавая безусловную легитимность суверена, которым В.В.Путин не является, так как в рамках существующего строя не может быть монархом. В то же время, нужно признать, что российский патернализм, возникающий время от времени, это хорошо, потому, что позволяет сохранить глубинное понятие Самодержавного Царя.

Из Конституции Российской Федерации:

Статья 1: Российская Федерация – Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления.

Статья 2: Человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

Статья 3: Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.

Статья 15: Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Все, что сегодня происходит в России, вполне укладывается в первую главу Конституции Ельцина: власть в стране принадлежит выбранному президенту, действующему в рамках либерально-демократической республиканской формулы власти, где укрепление государства не является самоцелью власти, ибо главная цель социальная, именно поэтому Россия – социальное государство. Народ России является одновременно носителем суверенитета и источником власти, делегируя власть представителям исполнительной и законодательной власти, осуществляющим в единении с третьей частью общей власти – судебной руководство страной и обществом. По Конституции, народ, передавший право на власть представительным органам власти, больше не участвует в управлении страной, но сохраняет свой собственный суверенитет, который необходим на следующих выборах для наделения легитимностью президента и парламент. Народный суверенитет дает легитимность власти, но не дает суверенитет самому государству, так как не является сувереном в полном смысле этого слова. Действительно, если народ – суверен, то кто вассал, кто субъект, а кто объект права, кто право создает, а кто ему подчиняется? В нашей российской действительности суверенитетом обладает только парламент, состоящий из двух палат, так как именно парламент создает право, согласно которому действует вся исполнительная и судебная власть, осуществляется руководство страной и обществом, этому праву подчиняется народ. То есть, народу России суверенитет не принадлежит!

Следовательно, появляется возможность уменьшения суверенитета России международным правом, которое и является сувереном по отношению к российскому праву, становящемуся субъектом внешнего управления, что вполне оправдано созданием самой Российской Федерации, осуществлявшейся младореформаторами под управлением Запада. Иного пути у России не было, так как страна 70 лет прожила в условиях диктатуры коммунистической партии и обобществленной собственности, хотя и в нормах республиканской власти, где суверенитетом обладал не парламент ВС СССР, а КПСС, как руководящая и направляющая сила, создающая право для всех. Именно Генеральный секретарь Политбюро ЦК КПСС был, априори, сувереном, правда ограниченным возможностью смещения, но дворцовые перевороты не были редкостью в самодержавной России, поэтому для простоты нужно считать Генерального секретаря сувереном, совмещенным с культом личности. Нынешний президент Российской Федерации В.В.Путин, не являясь Генеральным секретарем правящей партии (Единая Россия – это не партия, но суррогат партии), а всего лишь возглавляя исполнительную власть в России, создает удивительный дуализм суверенитета, когда одна его часть находится у законодательного органа – парламента, а другая – у президента, способного подчинить парламент своей власти. При этом, являясь гарантом Конституции, президент меняет ее некоторые положения, становясь законодательным сувереном, то есть, соединяя в себе право суверенитета – исполнительной и законодательной власти, превращая республиканскую форму власти в патерналистский монархический образ. Суверен без законодательного суверенитета, но получившего такой мандат от народа, вопрошающего: «Кто, как не Путин?»

Поразительно, но смыслы самодержавной власти периодически проявляются в России даже там, где их не может быть в принципе, сохраняя подлинный, глубинный суверенитет государства и народа, как единое целое, которое еще предстоит передать монарху, как подлинному источнику суверенитета России. Ныне же, несмотря на 20-летие правления В.В.Путина, им создан тот институт республиканского суверенитета, которого уже не будет в дальнейшей истории, как не было этого суверенитета после И.В.Сталина, то есть, залогом суверенитета руководителя страны в республиканской форме правления является куль личности и ничто иное. Даже слабость парламента России лишь подчеркивает патернализм власти в стране. Хорошо это или плохо? С точки зрения глубинного самодержавного образа власти, все еще остающегося в народе – это хорошо, с точки зрения республики, созданной Западом и по-западному, это плохо. Следовательно, хорошо то, что одобрено народом и плохо то, что народом презирается, стало быть, нынешний дуализм – это шаг в будущее, главное, чтобы не опоздать с монархией.

Оставить комментарий!