Последние времена и общественная депрессия

Сегодня в мире нарастает общественная и даже государственная энтропия, когда незыблемые ранее институты и ценности наций пришли в полный упадок, а видимой замены старым идеям, отжившим свой век, не видно даже в отдаленной перспективе. Объективной реальностью стал все нарастающий нигилизм, связанный с постаревшими национальными элитами, с их желанием поддерживать статус-кво, достигнутый по итогам Второй мировой войны и, особенно, сложившийся после разрушения системы социализма в мире вместе с крахом СССР. Можно констатировать, что новой мировой системы взамен старой на протяжении последних тридцати лет создано не было, вместо этого правящие элиты переформатировались в государственные олигархические кланы и начали беспрецедентную по своим масштабам компанию бесконечного роста спроса, который на деле оказался очередной утопией с бесславным концом. Взрывы башен-близнецов в Нью-Йорке 9 сентября 2001 года символизировали окончание старого мира, когда точно выверенный удар был произведен по символу богатства – двум вавилонским башням, Боазу и Яхину мирового капитала. Однако потребовалось почти 20 лет для того, чтобы мир вошел в заключительную стадию своего преобразования, которая, начавшись с разрушения, разрушением и закончится. Будет ли созидание после? Это очень больной вопрос, так как сейчас, из наших будней разрушительного процесса в общественном и государственном устройстве не видно окончание разрушительного периода.

Экономист и публицист М.Хазин:

Народ сегодня видеть реальное будущее не хочет. Люди очень устали от ситуации, когда совершенно непонятно, как жить дальше. Эту ситуацию очень разогрела эпидемия и, прямо скажем, совершенно недоброжелательная по отношению к человеку политика (либерального) государства. Но важна суть – стресс значительной части населения достиг того уровня, при котором люди просто перестали реагировать на внешние раздражители. Это очень опасная ситуация. И потому что даже самые разумные и позитивные инициативы в такой ситуации до людей не доходят. И потому что таких людей очень легко сорвать в неконтролируемую агрессию. С точки зрения, экономики это означает, что люди не хотят слушать реальную информацию. Они совершенно бессознательно хотят жить «как обычно» и все попытки объяснить, что объективно это не получится натыкаются на жёсткий антистрессовый барьер. Отметим, что аналогичные процессы происходят не только у нас. На Западе требования «вернуть всё взад» носят ещё более истерический характер, люди не могут не ощущать, что «пришли последние времена» и отчаянно пытаются закрыть свои глаза, чтобы это не видеть.

Общественная апатия и государственный нигилизм способны серьезно расшатать мировой порядок, особенно при отсутствии лидера – США, потеряв оппонента на мировой арене, внезапно показали свою недальновидность и отсутствие объединяющей нации идеи. Американские ценности демократии не представляют сегодня ничего, кроме желания финансовых ТНК удержать свое лидерство в мире, но какими средствами? Расширение эмиссии доллара и связанного с ним евро ничего не дали, снижение учетной ставки до нуля или, даже, до отрицательных величин, также не оживили мировую экономику, где спад происходит не по причине перепроизводства, не по причине нехватки денег, а по причине снижения мотивации к росту спроса. Подавляющему большинству людей нужно очень немного и это «немного» уже достигнуто в развитых странах и стремительно догоняет в развивающихся странах. Что дальше? Ничего! Нет ничего «дальше», а есть только прошлое, так и не превратившееся в будущее. У всех стран мира, кроме Китая и России, нет будущего, так как их социально-экономический базис больше не развивается, но замер в одном положении. Если нет развития – наступает упадок. Республика либерально-демократического устройства показала свою полную неприспособленность к существованию в условиях снижения спроса и нерасширения общественного производства, которое ныне сосредоточилось на всеобъемлющей цифровизации, для которой нет необходимости в продолжении политики индустриализации, вполне достаточно сосредоточиться на производстве цифровых носителей и преобразователей, от чипов до всевозможных цифровых платформ. Математика полностью захватила мир, но значительно сузила потребляемые обществом продукты, поэтому, в постиндустриальную эпоху, капитал стал играть весьма негативную роль в общественном и государственном устройстве. Он больше не нужен!

Капитал, его формы и приложение деятельности не могут преобразоваться в рамках тотальной цифровизации, для которой этот капитал олигархических ТНК стал препятствием на пути новых валютных форм, объединяющих, а не разобщающих мир. Что такое США – это, прежде всего, капитал, а уже потом наука, технологии и производственная база, которая переехала в Китай и на Тайвань, оставив в стране происхождения науку, где все большее значение приобретают выходцы из Китая и Индии, России и Японии. Соответственно, эти страны, кроме России, понявшие выгоду из использования кадров, получивших навыки в крупнейших научно-исследовательских компаниях, создали условия по возвращению своих специалистов, обогащенных иной цивилизацией, и это процесс снижает значимость старых цивилизаций (Европы и Америки), и возносит на вершину нового мирового порядка новые цивилизации, более целеустремленные и лишенные тех общественных, разрушительных процессов, которые сформировались за прошедшие 30 лет в развитых странах. Капитал, а вместе с ним государственное устройство либерально-демократических республик уступает место диктатурам, где сильно развит патернализм. Пока росло качество жизни населения, пока спрос постоянно увеличивался, выбор в пользу либерально-демократической республики был обусловлен факторами свободного движения капитала, создающего не только собственный рост, но и рост благосостояния нации. Однако, когда рост закончился и началась стагнация общественного и государственного развития в рамках мондиалистских учреждений капитала, то удержать общество и страну от распада может только диктатура, созданная вокруг простой и понятной всем идеи – необходим патернализм.

России необходим патернализм, нужен вождь с четко выраженной позицией по всем вопросам государственного и общественного развития, нельзя размывать общую картину вертикали власти, нельзя следовать демократическому либерализму в управлении страной, нужна жесткая, по-военному выстроенная централизация власти, нет смысла из последних сил поддерживать баланс интересов разных политических и финансовых групп – такое положение в элите обязательно приводит к застою, выход из которого, согласно устоявшейся российской традиции, всегда революция, но нужно смело перетасовывать колоду, как управленцев, так и финансовых магнатов, ставя новых людей, полностью противоположных по своим моральным качествам тем, кто уже успел совершить много неблаговидных поступков, всегда сопровождающих тех, кто находится на самом верху властной пирамиды. При этом в России создана уникальная диспозиция – единственная среди капиталистических республик – капитал постоянно, ежедневно бежит из страны, предпочитая скрыться в офшорах Великобритании и США. Центральная власть, слабо реагируя на этот процесс, не вмешивается в дела капитала, но предпочитает поддерживать баланс сил между всеми, в то время, когда капитал больше не является движущей силой республиканской власти, как это происходило до 2014 года. С момента Майдана Незалежности начался процесс сокращения возможности влияния капитала на общественные и государственные процессы, которые все больше напоминают одержимость властью ограниченной группы людей, старающейся сохранить свое пребывание на российском Олимпе всеми силами, идя на любые жертвы, лишь бы продлить очарование собственной величины и значимости.

Коллективная форма власти в республике, не признающая патернализма, в российском формате все-таки обрела некоторый патернализм, в виде определенного культа личности В.В.Путина, который существует не в головах царедворцев, а в понимании простых людей, не видящих в специально созданных пропагандой альтернативы ныне действующему президенту, и это крайне плохо, так как понятия республиканского патернализма не может быть в принципе, ибо тройственность коллективной власти в республиканской форме не позволяет в полной мере развиваться патернализму, всегда делая из президента заложника всей правящей элиты, которая узурпировала право на президента и право на его патернализм исключительно через создание культа личности. И если в Самодержавии культ личности Царя необходим и фактически обязателен, так как, поклоняясь Помазаннику Божию, через него поклоняются Тому, Кто твердой десницей право правит в России. Поклоняясь президенту республики, поклоняются элите, собранной вокруг него, которая и определят жизнь и смерть президента. Эта формула власти не действует там, где политическая система принадлежит парламенту, но в случае кризиса распад государственности, ничем не удерживаемый, произойдет много быстрее, чем там, где есть республиканский патернализм, где фигура президента довлеет над всеми процессами, происходящими в государстве и в обществе.

Ныне, когда руками церковных иерархов разрушается система ценностей русского народа – державной силы России, роль президента становится весьма сакральной, даже без утверждения президентом главенствующей православной христианской религии в России, так как неотъемлемым свойством русского народа всегда было желание жить под рукой вождя, Царя или князя, вверяя ему свою жизнь и будущее. В.В.Путин, в эти последние времена республиканской власти в России являет собой дуалистичную фигуру, представляющую патернализм в либерализме – невозможное явление, а потому, крайне неустойчивое, зависящее, как от народа, его любви к В.В.Путину, так и от служения элиты, чей баланс президент вынужден поддерживать. Сломается баланс – элита устроит переворот, начнет роптать народ – элита все свалит на президента. Цугцванг!

Оставить комментарий!