Народная Республика Объединенных Наций Азии

Образ мира в недалеком будущем: какой мир создавался вчера, какой создается сегодня, и какой будет создаваться завтра? Сегодня мир начинает разделяться на две приблизительные зоны влияния США и Китая, где некогда могучая и совершенная Америка отдает территорию за территорией, технологический уклад и перспективные исследования в руки Азии, где первые роли играют Китай, Индия и Япония, распределяя остальные места в оркестре согласно положению национальных элит вокруг двух центров силы. При этом надо понимать, что США полноценно контролируют только Японию, остальные страны Азии держит в своей власти Великобритания, чей закулисный аппарат много искуснее, нежели американский. США во многом действуют прямолинейно, берут нахрапом и большими деньгами, Британская корона всегда предпочитает действовать незаметно, создавая условия подчинения своей элите, как политической, так и экономической. Даже, когда Англия уходит, она оставляет ту среду, те ценности, которые позволяют Лондону поддерживать британское равновесие в бывших колониях. Американцы и европейцы сильно вложились в Юго-Восточную Азию, подразумевая, что восточные тигры и драконы у них в кармане, ведь кроме инвестиций, Запад открыл молодым экономикам Азии свои рынки, логично предполагая, что никто не сможет отказаться от рынков сбыта. Однако неторопливые азиаты, в чем-то напоминая Англию, стали осуществлять свое вхождение не только в рынки, но и в западную политику, покупая продажные элиты Европы и США. Политическое влияние Азии стало множиться и расширяться, действуя при этом осторожно, чтобы не навлечь на себя гнев США, ведь в Вашингтоне то же не дураки сидят, а мониторят мировое геополитическое и экономическое пространство, в том числе, по заказу американских ТНК.  Статья в британском издании The Economist «Кто правит миром?» от 18 июня 2020 года:

Председатель КНР Си Цзиньпин заявляет об «активной и ведущей роли в процессе реформы глобальной системы управления». Китай создает каналы для оказания влияния за пределами разработанных Америкой институтов. Пекин основал Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, вторгающийся на территорию Всемирного банка. Он активно поддерживает группу БРИКС, а также Шанхайскую организацию сотрудничества, группу из восьми государств, в которую входит Россия, страны Центральной Азии, а также Индия и Пакистан. Китай методично укрепляет свое влияние в существующих институтах, не в последнюю очередь в ООН. Он увеличил финансовую поддержку этой организации, тогда как Америка стала более скаредной, и в результате Пекин теперь занимает второе место по перечислению средств в общий бюджет, а также в бюджеты по проведению миротворческих операций. Китай стал более самоуверенным. Китайцы сегодня возглавляют 15 специализированных агентств ООН, включая расположенную в Риме Продовольственную и сельскохозяйственную организацию ООН, а также Международный союз электросвязи в Женеве. Американцы возглавляют всего лишь одно такое агентство. Китай «делает мир безопасным для автократии».

Термин «Народная Республика Объединенных Наций», введенный Centre for a New American Security для характеристики китайских стремлений, сильно упрощает сложившуюся ситуацию вокруг растущего китайского влияния с одновременным уменьшением гегемонии США в мире. Увеличение влияния Китая в ООН – это не базовый принцип внешнеполитического ведомства КНР, направляемого из руководства КПК, а инструмент, механизм завоевания политического веса в мире. Экономический кризис, все еще развивающийся в глобальном масштабе, усилившийся по результатам коронавирусного карантина, мешает не только США удерживать собственное положение в мире, но и мешает Китаю наращивать свое влияние, замещая собой США. Американские инвестиции в Азии растут, пусть и при снижении прибыли, а китайские инвестиции не увеличиваются по причине снижения прибыльности от вложения. Это ключевая ошибка державности КНР в мировой конкуренции, так как привычка ходить «на мягких лапах» хороша тогда, когда готовится решительный удар, в остальных случаях Пекину нужно поучиться у элиты США, действующих решительно и даже нагло, зачастую не просчитывая варианты тактических побед, всегда следуя только стратегической линии. Когда в Пекине поймут, что нужно следовать стратегии, а, главное, поймут, что нужно вкладывать в стратегическое планы, кроме роста собственного влияния, тогда Китай сделает свою игру, не только в Азии, но и в Европе. По крайней мере, это не «один пояс, один путь», и уж теми более, не «социализм с китайской спецификой». США можно переиграть только ментально, но здесь у Китая есть проблема.

Америка, выступая за безопасность, постоянно играет в войну, насыщая свой военно-промышленный комплекс, но эта доктрина хороша только в том случае, когда доллар имеет влияние в мире, а фондовые рынки приносят инвесторам прибыль. Внезапное обрушение любой составляющей американского мира, как это произошло с Дж.Флойдом и BLM, ставит США на грань существования, и Пекину не грех воспользоваться слабостью конкурента, чтобы продвинуться дальше Америки. Но каков стратегический замысел? Наступать на американские рельсы бессмысленно – это дорога, ведущая в никуда, так как принципы американского либерального централизма, называемые американскими ценностями, больше никого не интересуют, в том числе, и самих американцев. Экономический упадок, сокращающий потребление, не делает США оплотом демократизма, так как Америка потускнела в глазах мирового сообщества и уже не выглядит стройной статуей Свободы, переданной французами вместе с девизом: «свобода, равенство, братство» — эти республиканские ценности больше не интересны обществу, которое ищет выхода и не находит его. Растут апатия, депрессия и государственный нигилизм, когда власть представляется душителем свобод, ориентированной только на исполнение прихотей олигархов. Главная мировая тенденция – это разрушение государственности, ведущее к разрушению нации.

Пекину, чтобы выработать свою собственную мировую идеологию, нужно идти от противного – отрицать и придавать шельмованию все то, что делают США. Слабеющая государственность – сильное государство с большими и постоянно растущими социальными гарантиями, постоянное ожидание краха фондовых рынков и банков – создание финансовой системы, которая никогда, ни при каких обстоятельствах не рухнет, падение спроса – рост спроса, социальный, все увеличивающийся разрыв между бедными и богатыми – сокращение разрыва за счет применения социального рейтинга, неустойчивость национальной валюты и применение слишком затратного механизма для ее поддержания – переход на криптовалюту, действующую независимо от волатильности рынков, потеря рабочих мест – создание условий постоянной занятости за счет увеличения роли государства в регулировании всей финансово-экономической деятельности в стране. Америке нужна собственная гегемония, поддерживаемая постоянно идущими войнами и конфликтами, терроризмом и государственными переворотами – Китаю нужна Народная Республика Объединенных Наций – семья народов, собранных воедино для совместного решения социальных, экономических и оборонительных задач под единым руководящим центром – мировым коллективным правительством, избирающим из своих рядов председателя, чей срок может быть неограниченным при соответствующем консенсусе всех глав государств, входящих в Народную Республику Объединенных Наций.

Это стратегия, а тактика должна заключаться в изменении самого Китая под наднациональный центр управления, который не может находиться внутри Китая, но для него должна быть выбрана республика, расположенная в центре Евразии – Казахстан, где Н.А.Назарбаев уже заложил основы нового мирового порядка, в виде Евразийского национального университета имени Льва Гумилева, и Дворца мира и согласия в Нур-Султане. Главное для Китая на первом этапе реализации грандиозного мирового проекта – это не жалеть денег и идти напролом, подражая в этом тем, кто добивался успеха, даже имея минимальные ресурсы. Главное – это не пытаться охватить сразу весь мир, подминая под себя оставленные после США страны, окончательно лишенные собственных ценностей из-за американских суррогатов. Нужно начинать с малого – с Азии, вначале создавая новый образ Народной Республики с сильной государственной властью, с единой валютой (пока еще физической), с передачей части национального суверенитета в наднациональный управляющий орган, с единым экономическим пространством: без границ, без таможни, без ограничений трансграничного движения капиталов. Но с единым финансовым центром при национальных фискальных налоговых органах, часть от собранного оставляющего у себя, а часть передающих в центральный орган, самостоятельно распоряжающийся деньгами в полном соответствии с планами перспективного развития на декаду в несколько лет. При этом нужно очень точно и беспристрастно определиться с основами разделения труда по регионам (странам), чтобы не происходило ненужного дублирования.

Создав систему «социализма с китайской спецификой» в рамках одной азиатской системы Народной Республики, объединяющей все азиатские республики в единую республику, можно двигаться дальше, расширяя сферу приложения усилий. Если подобная структура, значительно превосходящая США территориально, численно, экономически приглянется всему миру, то дальнейшее расширение пойдет как по маслу. Однако есть одно «НО» — китайский партийный вождизм придется оставить для внутреннего китайского использования, КПК не нужна за пределами Китая, для создания идеологии Народной Республики вполне будет достаточно уже существующего в Казахстане Евразийского национального университета, в рамках которого нужно создать целую философско-политическую школу для создания доктринального наполнения стратегических планов смыслами будущего, где каждая страна, входящая в НРОН, предложит что-то свое.

Оставить комментарий!