Настоящее будущее России

Самое удивительное сегодня заключается в том, что пандемия страха продолжает держать довольно высокую планку в сознании многочисленной армии чиновников по всему миру, утверждающих нормы ВОЗ в своем Отечестве. Зачем, чего ради? Огромная политическая интрига, в которую превратился коронавирус из медицинской проблемы, довлеет над всем миром, и крайне непонятно, кто извлекает пользу из этой интриги? Предположим:

  1. Мировая финансовая система терпит убытки. Кто – то считает, что происходит перезагрузка по причине огромного размера накопленных долгов, но формы этой перезагрузки так и не проявились, хотя пандемии от роду почти 6 месяцев – время принятия решений и практической реализации этих решений. Ничего нет!
  2. Национальная государственность теряет рычаги своего управления из-за удаленного способа руководства. Меры безопасности вынудили руководство многих стран мира перейти на удаленную форму исполнения власти, но за три – четыре месяца, когда уже давно исполнились дни очищения (80 дней – два последовательных карантина) можно было перестать бояться за собственную жизнь. Ничуть! Может быть они чего-то ждут, о чем мы не знаем?
  3. Теперь уже бесконечное продолжение ношения масок (кто-то говорит, что режим продлится до конца года) вызывает сопротивление людей повсеместно. Горячие головы среди молодежи, первой откликнувшейся на необходимое ношение масок, теперь выходят на улицы и громят все вокруг. Власть собственными руками создает механизм роста недоверия между гражданами и теми, кто заперся в своих дворцах и резиденциях, вплоть до уличного протеста. Зачем?
  4. Тема расизма из США перекинулась в Европу, дойдя даже до России. В Сочи убрали памятник победам русского оружия в Кавказских войнах. Дальше можно ожидать усиления давления на титульную нацию с целью вызвать ответный протест против намеренного угнетения титульной нацией теми, кто реально осознает свою принадлежность не к России, а к этносу, получившему возможность распространить свои ценности на всю русскую Державу. Для чего муссируется национальный и расовый вопрос?
  5. Частный бизнес по всему миру страдает от пандемии, а крупные ТНК, защищаемые государственной казной, богатеют. Тем самым разрушается государственность, ведь крупные ТНК уже давно имеют наднациональный характер и заблаговременно позаботились о тихой гавани вдали от Родины для всех своих активов. Тяжесть государственной нагрузки, в том числе для пополнения нищающего бюджета, переложена на плечи простых граждан, в то время, как олигархи увеличивают свои состояния. Подобная практика уменьшает государственность, делает власть неустойчивой, так как владельцам ТНК государственная власть не нужна, но нации необходимо. Почему власть обслуживает тех, кому она не нужна, и подавляет тех, кто заинтересован в сильной государственной власти?
  6. Медицина всего мира внезапно оказалась подчинена ВОЗ, формирующей взгляд на здоровый образ жизни, стандартный для всех наций, без учета национальных особенностей. Самая сильная в плане манипуляции общественным сознанием мировая, наднациональная организация ныне довлеет над всеми финансовыми, государственными и социальными организациями в мире, включая христианскую, иудейскую и мусульманскую религии, подавляя свободу всех граждан планеты. Зачем, какая цель преследуется ВОЗ и всеми ее исполнителями по всему миру?
  7. Нигде, ни в одной стране мира не слышно о том, какой образ будущего формируется из-за изменившихся условий существования власти и общества. Никто не создает новую модель экономики и социальных отношений, сопутствующих экономике. Нет никаких перспективных планов, ни тактических, ни стратегических. Создается впечатление, что будущего то же нет! Есть ли творец у мира без будущего?

Отсутствие созидательной инициативы повсеместно говорит о том, что человечество вступило в свой последний период без будущего. Пока существовал XX век с его войнами, то говорили о мире без войны – было будущее. Пока развивался технический прогресс, то говорили о мире будущего в рамках освобождения человечества от тяжелого физического труда. Пока развивалась медицина и вся система мирового здравоохранения, то говорили об увеличении продолжительности жизни, об улучшении здоровья нации, о счастливом детстве и спокойной старости. Пока развивались новые методы в сельском хозяйстве и мир насыщался самыми разнообразными продуктами и товарами, а финансовая система охотно предоставляла кредиты, то говорили об улучшении качества жизни, о росте возможностей познания окружающего мира, о создании общества будущего в единой семье народов. Пока создавались программы разоружения, ликвидации агрессивных направлений в политике, способных привести к войне, создавались методы контроля за вооружением и лидеры стран, имеющих ядерное оружие предлагали меры по его неиспользованию, то предполагалось будущее без войн, предполагалось будущее всемирной безопасности. Но ныне ничего нет. Будущее уничтожила пандемия, даже не страха, а полной апатии и отсутствия желания самого будущего, которое скукожилось до настоящего, которое уже стало прошлым. Мы все перешли в прошлое, на будущее уже нет ни сил, ни желания. А.Макаревич из фильма «О чем говорят мужчины»:

Не стало будущего. Раньше в детстве впереди всегда было что-то яркое, неизвестное, жизнь. А сейчас я точно знаю, что будет потом – то же самое, что и сегодня. Заниматься буду тем же, в рестораны ходить те же, на машине ездить примерно такой же. Вместо будущего стало настоящее, просто, есть настоящее, которое сейчас, а есть настоящее, которое будет потом. И главное, что мне мое настоящее нравится: машина хорошая, рестораны вкусные, только будущего жалко.

Образа будущего больше нет! Настоящего то же нет, так как его стерла пандемия. Есть только прошлое: яркое, красивое, доступное – мечта, уже не осуществимая для очень многих людей, так же, как и для государств, которые вместе с собственной властью сжались до размеров резиденций первых лиц, осуществляющих свои полномочия по удаленной схеме при помощи интернета. Власть превратилась в соцсети! Что самое главное с соцсетях? В них нет будущего, так как каждый делится настоящим, которое уже прошлое, ибо время события уже ушло. В них нет лица, нет радости от встречи друзей, нет живого, близкого общения. Власть стала такой же – бездушной, теряющей свою способность объединять людей, звать их в светлое будущее. Власть не видит этого светлого будущего, она уже не может сформулировать образ будущего, следовательно, власть осталась в прошлом. Никто не предложил будущего, даже самую малую его частицу, и эта пандемия прошлого захватила все человечество, высасывая из него жизнь, так как нет никакой жизни без будущего – есть только дожитие. Дожитие государств и наций, олигархов и политиков, общественно – экономических формаций и финансовых отношений. Все осталось в прошлом, будущего больше нет, а, раз его нет, то какой смысл создавать перспективные теории, строить стратегические планы, ведь будущего больше нет, следовательно, нужно жить одним днем – настоящим, которое уже стало прошлым. Если нет будущего, то нет и людей – носителей идеи этого будущего, нет движителей прогресса, как технического, так и ментального. Мир встал и это стояние на одном месте не может продлиться бесконечно долго, так как образ дожития сокращает силы и уменьшает волю, превращая людей и все мировое сообщество в пенсионеров, независимо от возраста и социального положения.

Будущее в России может появиться только с новыми людьми, которые принесут с собой новые идеи. Но не в рамках нынешнего положения правящей элиты, которая старательно оберегает свои зарубежные владения от покусительства со стороны народа и самой власти (вдруг ей вздумается потребовать часть вывезенного назад). Нынешняя правящая элита России полностью деморализована пандемией и уже не способна создавать новые смыслы в стране и в обществе. Она встала на все то же дожитие, что и весь мир. Первое, что должен был сделать президент В.В.Путин после принятия поправок в Конституцию Ельцина – это объявить о новом образе России, составить стратегический план на десять лет и уже в рамках этого плана осуществлять преобразование общества и экономических отношений в государстве, не забывая о создании нового международного положения России. Ныне, что же мы слышим? В.Матвиенко заявляет о том, что необходимо привести все соглашения в соответствии с новой Конституцией, как внутренние законы, так и международные договоры. Предположим, что в течение года или двух лет все законы и соглашения приведены в соответствие с Конституцией, негодные чиновники удалены из системы власти, бизнес стал социально ответственным, система самой власти была модернизирована под заботу государства об увеличении достатка граждан и их социальную защищенность. Что дальше? Где образ будущего России? Его снова нет! К чему, к какой цели стремится Россия, стремится весь русский народ, вся российская нация? Нет ответа – тишина!

Таким образом, все ныне происходящее в России – это образ дожития, но не образ будущего, которое абсолютно туманно и уже не представляет интереса ни для граждан, ни для власти. Очевидно, что для будущего нужны идеи, нужна мечта, нужен прогресс, нужен рост, как государственный, так и социальный, но не ради самого роста, а ради мечты. Нужны новые лица, прямо говорящие об образе будущего России, но их нет, и, даже если они есть, то их все равно нет, так как их идеи никому не нужны:

Не вливают также вина молодого в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи, и вино вытекает, и мехи пропадают, но вино молодое вливают в новые мехи, и сберегается то и другое. (Мф 9-17)

Оставить комментарий!