Социализм против капитализма в постиндустриальную эпоху

Экономический кризис, только еще набирающий силу, к концу этого года может создать такие условия для существования государственного управления, когда даже «вертолетные деньги» не помогут, как и снижение ставки рефинансирования до нуля. Население из-за эпидемии коронавирусного страха перешло в режим ожидания новой волны пандемии, о чем уже сейчас начинают пугать население ВОЗ, санитарные врачи и разного рода чиновники, пытающиеся поймать в этой мутной воде свою «золотую рыбку». В России уже объявили о надвигающейся второй волне немедленно после парада Победы в Москве с целью, надо полагать, срыва голосования по поправкам в Конституцию, после которого президент России В.В.Путин может создать собственный Госсовет с передачей всех властных полномочий в новую управляющую структуру, окончательно урезав губернаторов и мэров городов-миллионников в получении государственных средств. На этом фоне, недавно произошедший конфликт Э.Набиуллиной с Г.Грефом выглядит, как продолжение конфликта внутри правящей верхушки российского истеблишмента, где разные кланы тянут лоскутное одеяло России на себя, и угроза нового коронавирусного карантина уже стала политической основой нестабильности, которая нарастает, и виноват в этом экономический способ хозяйствования – капитализм, абсолютно не подходящий России по своему менталитету и той системе ценностей, которые капитализм создает в управлении страной и в обществе. Брошенные на произвол судьбы люди (самозанятые – это вообще за гранью добра и зла) стали прямо дистанцироваться от государства, которое вступило в период полураспада. Низы уже не хотят, а верхи не могут, ибо те, кто внизу заняты самовыживанием без помощи государства, а те, кто на верху, оторвались от России и уже несутся по воле неведомых ветров в неизвестную даль, абсолютно не контролируя собственное движение.

Экономист М.Хазин:

Ключевая концептуальная проблема капитализма – противоречие между консервативной системой ценностей и отказом от запрета на ссудный процент. Это противоречие в XVIII веке привело к возникновению двух альтернативных глобальных проектов: «западного» и «красного», который возвращал запрет на ссудный процент через запрет на частное присвоение прибыли от него. Коммунистическая идея состоит в конкретной реализации этого принципа через запрет на частную собственность на средства производства. Теоретически она вполне может быть реализована снова, особенно в варианте СССР до середины 50-х годов ХХ века, в котором было разрешение на малый (и даже частично средний) бизнес. Однако не исключено, что будут реализованы и другие варианты «красного» проекта.

Партийный социализм в СССР развивался при управляющей и контролирующей силе ВКП(б) – КПСС и иначе существовать не мог, ибо не было никакой иной движущей силы социализма, кроме партии, которая создавала смыслы, ценности и идеологию коммунистического движения к светлому будущему. Почитайте послания, оставленные в пятидесятых и шестидесятых годах прошлого века нам, потомкам строителей социализма в отдельно взятой стране – там такая уверенность в построенной стране – гиганте передового технического прогресса, что нам остается только горько усмехаться, ибо мы, сегодняшние, даже не можем вернуться в своих «успехах» в то время, которое позже назовут застоем. Если в начале 80-х был застой, то, что же сейчас? Россия представляет собой поле, заросшее крапивой и бурьяном, не обрабатываемое трудящимися, но все в ямах и скважинах, из которых льется сплошным потоком на Запад достояние русского народа, обогащая горстку олигархов и целую армию (скорее, фронт) чиновников, стоящих на страже государства, как ночного сторожа капитала. Почему на Западе капитализм прижился и дал всходы, а в России только одни плевелы? Почему, даже восточные страны Европы, вошедшие в социалистический пояс Варшавского договора, так и остались вместе с Россией между социализмом и капитализмом, не становясь частью огромного механизма? Даже Восточная Германия, объединившись в Западной, так и не стала единым целым с капитализмом, но представляет собой иной взгляд на государственное строительство, испытывая фантомную боль от украденного будущего.

За несколько десятилетий социалистическая идеология полностью изменила ценности нации и прививка капитализмом отторгается, нанося вред государству и обществу. При этом всем памятны перекосы и явные, грубые ошибки социалистического государственного строительства, когда многое было поставлено в угоду недостижимого и ненужного равенства распределительной системы и партийного вождизма, который постоянно занимался двумя вещами простого чиновника: 1. Запретами, штрафами и навязывания большинству мнения партийного меньшинства по любым вопросам общественного или государственного развития, 2, Созданием механизма защиты и воспроизводства партии, а не нации или государства, когда государство рассматривалось в виде необходимой вооруженной и мобилизационной силы для защиты завоеваний социализма. «Мы в окружении врагов» — этот принцип большевистской партии по поиску контрреволюции не позволял соединять частное предпринимательство и государственную собственность в единую экономическую систему. Китай смог – советский социализм – нет, но стал ли он от этого менее привлекательным для тех, кто уже тридцать лет не видел социализма с его перекосами? Удивительно, но не стал, более того, СССР вспоминается с ностальгией даже теми, кто не помнит или еще не родился в это время! Почему? Время строительства, время созидания, время больших идей и больших коллективов терзает юную и уже стареющую душу, заставляя желать того будущего, которое было потеряно с крахом СССР. У России украли ее мечту – большой, сильной страны, с которой все считались, где все время чего-то не хватало, но была гордость своей Державой и своим Политбюро ЦК КПСС, как части той Державы, которая крепла и процветала. Ничего подобного сейчас нет, следовательно, путь чистогана – не наш выбор, поэтому нужно возвращаться к социализму, но какому?

Из телеграм-канала Незыгаря:

Что сделал нынешний кризис, так это разбил розовые очки инфантильно-оптимистичного фаталиста, сделав надежду непозволительной роскошью, а сама социальная структура переформатировалась в подобие фронтира, где процесс выживания, находясь под гнетом случайности, исключает планирование дальше, чем способен увидеть глаз. Касательно случайности: возрастающая неопределенность, по Валлерстайну, превращает любые действия акторов в «игру чистой случайности, в которой есть случайные крупные победители и большинство абсолютно проигравших». Иными словами, ни о какой гражданской уверенности в чем-либо вообще говорить нельзя, т.к. начинает размываться само сакральное понятие гражданства.

Размывая понятие государства, размывается понятие гражданства, размывается уверенность в завтрашнем дне, когда будущее видится только в черном цвете. Нарастающая турбулентность государственного управления, со всей очевидностью продемонстрировала необходимость смены курса, смены формата или модели, как говорит М.Хазин, жить императивами прошлого больше нельзя, нужно срочно создавать тот социализм, который способствовал укреплению государственности, укреплению производительных сил и производственно – общественной надстройки, впрямую влияющей на развитие культуры и создающей те духовно – нравственные ценности, которые востребованы обществом. Прежде всего, нужно понять, необходима ли партия или достаточно народовластия, выражаемого через советы народных депутатов и съезд, как высшей формы народовластия? На переходный период без партии (единственной) не обойтись, так как создать идеологию нового общественно – экономического строя невозможно, но и выкинуть потом партию не получиться, так как она уже успеет закрепиться и станет защищать свое положение во главе страны. Как же быть? Не делать партию государственной властью, не давать ей возможность вмешиваться в производственные и экономические вопросы, но предоставить возможность критиковать и обсуждать, выступать с законодательными и государственными инициативами, но всегда позиционировать партию, как общественное объединение граждан страны с целью реализации созидательных и творческих инициатив народных масс. Государственное управление нужно предоставить Госсовету, избираемому на съезде народных депутатов, а партия, рождающая смыслы существования страны и общества, должна быть подобна Русскому народному фронту, поддерживающему созидательные инициативы и клеймящему любые проявления антигосударственной и антиобщественной позиции в жизни России.

Это первая задача социализма, вторая должна быть основана на собственности: государственной и частной, при полной непересекаемости этих двух собственностей в денежном плане, чтобы исключить коррупцию. В век цифровых технологий сделать это не трудно. К государственной собственности относятся: земля, недра, воды и леса, а также вся финансовая система, связь, ж/д и воздушное сообщение вместе с территорией обслуживания, стратегические и градообразующие предприятия, вся добыча сырья и его переработка. К частной собственности относятся: предприятия, орудия производства, произведенная продукция, выручка от ее реализации, но частное предпринимательство не может существовать вне государственного плана развития и государственного контроля за налогообложением, качеством продукции и соблюдением норм трудового законодательства, все остальное – дело частной инициативы граждан. Уравниловка, созданная партией большевиков в СССР, боровшихся с проявлением буржуазности в обществе, была чистой утопией коммунизма, как самоуправляющегося общества высшей сознательности, когда сам принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям» предполагал создание общества с саморегулирующимися потребностями, не превышающими размер экономического производства. Получилось? Нет, и не могло получиться, ибо неравенство изначально заложено в человеческой природе, поэтому общество распределительного социализма построить нельзя.

Святитель Николай Сербский (Велимирович):

Бог есть любовь, но Бог не есть равенство. Равенство изгнало бы и справедливость, и любовь, изгнало бы нравственность. Любит ли муж жену за равенство? И мать любит ли своего ребенка за равенство? Разве друзья любят друг друга за равенство? Неравенство — основа справедливости и побудитель любви. Пока живет любовь, никто не вспоминает о равенстве. Пока царит справедливость, никто не думает о равенстве. Когда уходит любовь, люди говорят о справедливости и подразумевают равенство. Когда за любовью уходит и справедливость, начинают говорить о равенстве и подразумевают безнравственность, то есть изгнанную нравственность подменяют порочностью. На могиле любви вырастает справедливость, на могиле справедливости растет равенство.

Именно поэтому социалистическая система не покоится на равенстве, как основе справедливого общественного распределения благ на всех, но на справедливом распределении возможностей для профессионального и культурного роста, на социальных гарантиях каждому гражданину Отчества, на опережающем развитии производственных отношений, требующих постоянной модернизации самого производства на основе науки и техники, на снижении издержек и росте благосостояния народа, но без всякой уравниловки, ибо задача социализма в России, это построение государства рабочих и крестьян, ученых и учителей, то есть созидателей, для которых благополучие государства не пустой звук, а признак национальной гордости. На базисе партии, первичного народовластия и обобществленной собственности нужно создать абсолютно не республиканскую власть, которая не может устоять против собственного воспроизводства и удержания своего положения в обществе, а подлинную власть народного вождя – Русского Православного Царя, как немеркнущий пример бережного отношения к стране и людям, сохранения и приумножения православных святынь и самой православной веры, ибо республика – это вечный антагонист с православными, русскими ценностями, с той русской цивилизацией, которую создавали наши предки, проливая кровь не за частную собственность, а за всю Россию, за весь русский народ, дороже которых у нас ничего нет. Поэтому апофеозом строительства социализма должна стать Русская Монархия – иного не дано!

Оставить комментарий!