От глумления над святыней к глумлению над Россией

Православный писатель Сергей Нилус (1862 – 1929) в своей книге «На берегу Божьей реки» описывает происходящее в 1912 году на Крещение событие, как две капли воды похожее на наши нынешние коронавирусные ограничения в РПЦ, а также упоминает о последствиях, которые не заставили себя ждать для тех, кто поглумился над святой агиасмой. Ныне же поглумились над светлым Христовым Воскресением – Пасхой Господней и над самим причастием Тела и Крови Христовой, прямо обвиняя святыни в возможности распространения заболевания. Предупреждению С.Нилуса не вняли те, кто заставлял русских людей принять участие в святотатстве над агиасмой, но спустя пять лет, во время февральской революции 1917 года, разъяренная толпа рассеяла по укрытиям 3500 полицейских, а 200 низовых чинов убила. У Господа самые точные весы, и отступление от веры священноначалия обращается не только на само священноначалие, но и на государство, а также на весь православный русский народ, по той простой причине, что архиереи – это духовные отцы и наставники для паствы и священников, а сама Русская Церковь – это основа русской государственности России, безотносительно к тому, какой этнический представитель возглавляет в данное время страну.  Итак, весьма обширная цитата из книги С.Нилуса «На берегу Божьей реки»:

События, по-видимому, начинают оправдывать мое толкование, совершившегося в Оптиной в день Рождества Христова: покров веры отъемлется от стада Христова, в великую скорбь овцам и на радость торжествующей стае хищных волков, празднующих близость победы и одоления. В крещенский сочельник и в самый день Богоявления, по представлению санитарной комиссии, было сделано распоряжение совершить освящение великой агиасмы в Петербурге на кипяченой воде. Ко всем соборам и церквам, а также на Иордань, на Неву, привезены были бочки с кипятком, и молитвы водоосвящения читались над кипятком, на кипяток призывалась всеосвящающая благодать Святого Духа. Это ли не погром веры?! Полену дров, нужному для кипячения воды и уничтожения микробов, было оказано больше веры, чем Богу… Вот он, «пожар покрова веры!» К счастью, не все еще отступили от якоря нашего спасения, и в том же Петербурге Господь сохранил для избранных Своих одного епископа, не согласившегося поступиться своей верой ради мира с врагами Христовой Церкви. Если мои записки когда-либо узрят свет, то пусть они и сохранят имя этого верного слуги Божия и архипастыря в подкрепление веры, и благочестия изнемогающих моих братий. Кирилл Гдовский – имя этому епископу. Да будет благословенно имя его в род и род. Мне прислали из Петербурга вырезку из «Петербургской газеты», № 7, и в ней статья «Богоявленское водосвятие в Александро-Невской Лавре». Страшное по своему значению событие это в газете описывается так: «Вот что произошло в главном соборе Александро-Невской Лавры накануне Крещения, в сочельник. Лаврские сторожа заблаговременно приготовили для водоосвящения громадный дубовый чан в несколько бочек воды, по обыкновению, некипяченой, прямо из-под крана. Полиция местного участка, через городового, от имени пристава, приказала приготовить 50 ведер кипяченой воды местному трактирщику г. Евплову, для водосвятия в Александро-Невской Лавре! Кипяток был заказан к 10 часам утра и через час уже был готов, но он не потребовался. Помощник пристава, узнав, что вода в чане некипяченая, потребовал, чтобы воду заменили кипяченой. Эконом Лавры, архимандрит Филарет, отправился к митрополиту Антонию, но секретарь Тихомиров сказал, что владыку беспокоить нельзя, что он сильно занят. «Не получив, таким образом, никакого распоряжения от владыки, — говорил мне архимандрит Филарет, — я своею властью приказал переменить воду. У нас воды кипяченой было достаточно, но только мы ее не успели остудить. Брали прямо из кипятильников, горячую». Эконом лавры выразил сожаление, что распоряжение о кипяченой воде было сделано слишком поздно. В общем, все обошлось благополучно. Многие из публики даже благодарили за принятые предупредительные меры; говорил нам архимандрит Филарет. К сожалению, не то мы слышали от молящихся в церкви. Многие сильно роптали и выходили, когда во время совершения литургии воду приносили сторожа и выливали в чан. (Митрополит Антоний, при «facit consensus» [по соглашению] которого произошло это кощунство, умер вскоре, и смерть его была тяжелая; умирал без сознания в течение, помнится, 10 дней. Когда же после отпевания тело его обносили в гробу (открытом) вокруг лаврского собора, неожиданно налетевший вихрь сорвал с его головы венчик и бросил в толпу, где он и исчез бесследно.) Пар от горячей воды распространился по всему собору. Энергичное требование полиции заменить немедленно сырую воду кипяченой произвело на богомольцев неблагоприятное впечатление. В самый день Крещения требования полиции поставить чан с кипяченой водой на льду у Иордани лаврское духовенство отвергло. Вода была освящена епископом Кириллом Гдовским, в сослужении архимандритов Лавры, прямо в проруби Невы. Местная полиция приняла меры и никого из публики за водой на Иордань не допустила.

Кто же оказался прав: писатель Сергей Нилус или митрополит Антоний (Вадковский), первенствующий член Святейшего Синода и покровитель будущего лидера обновленческого раскола в РПЦ Антонина (Грановского)? Девять месяцев тяжело болел митрополит Антоний после событий святотатства, еще пять лет тяжело болела Российская Империя, чтобы, наконец, за бесчестие иерархов Русской Церкви, лишиться Царя и чуть было не лишиться всей России. Строго спросил Господь за всех отступников из священников и епископов, но еще строже спросил он с русского народа, который страдал за преступление священноначалия в Отечественной войне 1914 года, в две Северные революции, в Гражданскую войну, в годы репрессий и в саму Великую Отечественную войну. Что же будет ныне, когда священноначалие закрыло от верующих русских людей Пасху Христову – малое Второе Пришествие Иисуса Христа и надругалось над святыней – Телом и Кровью Спасителя (дезинфицируя лжицу), а также над самим Домом Божьим, сделав его рассадником коронавируса? С происходящими в феврале 1917 года революционными событиям можно ознакомиться по воспоминаниям К.Глобачева, начальника охранного отделения Петрограда:

Те зверства, которые совершались взбунтовавшейся чернью по отношению к чинам полиции, корпуса жандармов и даже строевых офицеров, не поддаются описанию. Городовых, прятавшихся по подвалам и чердакам, буквально раздирали на части, некоторых распинали у стен, некоторых разрывали на две части, привязав за ноги к двум автомобилям, некоторых изрубали шашками. Были случаи, что арестованных чинов полиции не доводили до мест заключения, а расстреливали на набережной Невы, а затем сваливали трупы в проруби. Кто из чинов полиции не успел переодеться в штатское платье и скрыться, тех беспощадно убивали. Одного, например, пристава привязали веревками к кушетке и вместе с нею живым сожгли.

По самым неполным данным на первые числа марта 1917 года, было убито 200 человек полицейских и около 150 раненных, 60 человек пропали без вести, остальные из 3500 контингента столичной полиции, переодевшись в гражданскую одежду либо бежали из Петрограда, либо смешались с толпами бунтовщиков. Следом был отстранен от власти Государь Император Николай II, арестованный и запертый вместе с семьей в Царском селе. Одновременно с этим колоссальным по своим последствиям событии, Святейший Синод собрался без Царя, предварительно убрав Царский трон из зала заседания. С этого момента все решения Святейшего Синода можно считать юридически ничтожными, начиная от передачи полномочий новому Священному Синоду, до начала работы Поместного Собора 1917-1918 годов, созванного вопреки воле все еще действующего Государя Императора Николая II, который не только не отрекался от Престола, но и не мог сделать этого ни по закону (Свод законов Российской Империи от 1906 года), ни по данной при помазывании на царство – восьмом таинстве Русской Церкви, клятве Богу, которую не может отменить никто, кроме Самого Спасителя. Итак, архиереи поглумились над агиасмой – Великим освящением воды, следом Отечественная война 1914 года, закончившаяся революцией в феврале 1917 года, следом отстранение от власти Николая II и его арест, следом террор, развязанный большевиками против церковных иерархов, следом страшная казнь Святых Царственных мучеников в подвале дома Ипатьева в Екатеринбурге 17 июля 1918 года в день 9 Ава, следом Гражданская война на истребление русского народа с обеих сторон противостояния. Вы этого хотели, господа архиереи Русской Церкви, когда надругались над Телом и Кровью Спасителя, над Его Домом и над Светлым Христовым Воскресением? Но в итоге вы получите не только собственное наказание, но и всего русского народа, всей России. Битва будет страшная и кровавая!

В подтверждение наступивших тяжелых времен для России нужно привести свидетельство от православного писателя Владимира Крупина о Великорецком крестном ходе 3-8 июня 2020 года:

Теперешнее демократическое гонение изощрённое: оказывается, о нас заботятся, о нашем здоровье. Как заботятся? Тем, что заставляют жителей не пускать ночевать, закрывают магазины, не обрабатывают дороги от клещей, загораживают лестницы к реке, закрывают купель? Но более всего меня до боли сердечной поразили письма жителей, которые отказывались принимать в свои дома паломников. Боятся заразы? Но есть же баня, дровяник, сарай, хлев, крыша какая-никакая. Они не паломников не пускали, они Христа не принимали. И страшные слова приходится вымолвить: вера в Бога слабеет, Россия гибнет. Но Крестный ход шёл — Россия жива!

Великорецкий крестный ход в честь Великорецкой иконы святителя Николая Чудотворца идет лесами, болотами, реками и селами уже 600 лет, но в этот раз все было иначе: митрополит Вятский и Слободской Марк (Тужиков) категорически отказался благословлять крестный ход и даже отобрал чудотворную икону святителя Николая у богомольцев, якобы для сохранения, но, собрав свой клир, отправился собственным автомобильным ходом в село Великорецкое, чем заслужил себе огромную славу у верующих Кирова и паломников из других мест России. Но и это еще не всё! Власти Кирова так возбудились Великорецким крестным ходом, что на обратном пути попытались отобрать у верующих икону Богородицы «Достойно есть», а также копию Годеновского креста, мотивируя подобное требование тем, что крестоходцы используют икону Богородицы, как объединительный акт верующих против власти. Подобное глумление кировских властей вообще за гранью, так как власть (слышите ли, Господин президент, читаете ли эти строки, обращенные прямо к Вам?) уже впрямую противопоставляет себя церковной жизни. Безусловно, отпадение от православной веры церковных иерархов понудило власть глумиться над ними, но при чем здесь русский народ и его святыни? Разве не этот народ дает легитимность президенту, Государственной Думе и губернаторам? Если вся совесть ушла в денежные схемы, то имейте хотя бы инстинкт самосохранения!

Что важно отметить по Великорецкому крестному ходу? Так, на наших глазах происходит возрождение православной жизни России и русского народа – вопреки запретам священноначалия. Так малое стадо чад Христовых, не убоявшись страха, «идеже не бысть страх», снова начинает возрождение Русской Церкви из пепла коронавирусного огня, сжегшего ту Церковь, которая растеряла свою соборность. На этом малом стаде обязательно возродится и Русская Церковь, и Россия, ибо достаточно маленькой искорки, чтобы возгорелось великое пламя христианской веры, побеждающей теплохладность священноначалия и представителей власти. Снова и снова мы соотносимся с событиями столетней давности, когда все происходило точно также, но, не извлекая исторические уроки, общество опять наступает на те же грабли народных волнений, революций и гражданского противостояния, с той лишь разницей, что ныне Россия не вовлечена в масштабную войну с миллионами солдат и офицеров в окопах Отечественной войны. Или все еще впереди? Кто знает, что день грядущий нам готовит, ибо этот день сформировался тогда, когда стали дезинфицировать лжицу, поглумившись над Телом и Кровью Спасителя, когда закрыли православные храмы – Дом Божий от верующих, и закрыли их на Пасху – Воскресение Господне, прообраз Второго Пришествия Спасителя с силой и славой великой. Увы вам, архиереи РПЦ, увы вам, представители власти, увы всем нам, ибо впереди очистительные страдания России!

Оставить комментарий!