Экономические основы психологической депрессии

Еще задолго до нынешней эпидемиологической Великой депрессии, когда фондовые рынки росли, как на дрожжах, а весь мир представлял собой нерушимую финансовую систему доллара, многие аналитики ставили вопрос о том времени, когда это финансовое безумие прекратится и надо будет строить новые экономические модели существования всего мира. Но, по непонятной причине, никакие модели построены не были, образ будущего не начал формироваться в головах тех, кто держал руку на пульсе мировых финансовых потоков. Почему новая экономическая модель создавалась в то время, когда гибли люди и грохотали пушки WWII, одновременно с новой политической моделью? Неужели все нынешние «властители дум» стали глупее и циничнее прежних экономистов, создававших под руководством политиков ту модель мира, которая наиболее точно соответствовала новым условиям их существования? Прав был Дж.Буш-старший, когда сказал о ненужности и даже глупости развала СССР, представлявшего собой не только другой политико-экономический полюс, но и побудительный мотив к разработке важнейших задач будущего всего человечества. Ныне же, когда мир стал однополярным, но не более устойчивым, чем ранее, внезапно проявились все признаки его общественной деградации, когда теория бесконечного роста спроса привела к ненужности создания будущей экономической и политической модели, утверждая во веки вечные ту модель, которая приносит наибольшие барыши ее эмиссионерам. Ныне же, когда привычный мир рушится и идет настоящая экономическая война на тотальное уничтожение, необходимы срочные меры по созданию мобилизационной экономики переходного периода с одновременным созданием новой модели мира. Но ничего нет, кроме эпизодических откровений, то Г.Грефа, то Б.Гейтса, то Г.Киссинджера, оставляя будущий мир прикровенным и непостижимым. Вместе с этим, с Великой депрессией борются методами, явно способствующими ее еще большему разрастанию, и это явное следствие отсутствия базовых начал новой мировой модели.

Экономист М.Хазин:

Американские домохозяйства тратят несколько больше, чем реально зарабатывают, поэтому, как только начинается кризис, резко проседает спрос. Его можно компенсировать тремя способами. Первый – рост коммерческого кредитования уже не работает, поскольку банки не верят, что деньги вернутся. Второй – прямая поддержка граждан и третий – эмиссионное кредитование малого и среднего бизнеса. Эмиссионное кредитование от коммерческого отличается тем, что банки не несут риски невозврата кредитов, они только их раздают, беря небольшую маржу. Дать 3 триллиона домохозяйствам не выйдет, нужно будет дать ещё столько же продавцам, и их поставщикам и так далее, поскольку в условиях кризиса никто свои обязательства выполнять не будет, а будут максимально деньги «хомячить». Разумеется, на первом этапе кризиса нужно не три триллиона, а меньше, но мультипликатор всё равно работает. Вот выдали и людям, и малым предприятиям, и банкам, и, чем больше дают, тем хуже работает механизм, тем больше нужно денег на следующем шаге.

Откладывая полученные деньги «на черный день», вся цепочка эмиссионной помощи наносит главный удар по крупным, «слишком большим для того, чтобы умереть» банкам, которые могут попасть в ловушку отрицательной ликвидности или кредитной эмиссии, при которой базовая глобальная финансовая система разрушается до основания, оставляя только те капиталы, которые находятся в руках государства, производителей и домохозяйств. Надолго ли их хватит? Дополнительная государственная эмиссия в условиях вынужденной национализации центробанка не изменит ситуацию по причине того, что «схомячат» и новую эмиссию тоже, еще больше сократив производственную базу, так как прекрасно понимают причину новой денежной эмиссии – все очень плохо. Заливать деньгами все секторы экономики в то время, когда рухнули все транснациональные связи и разделение труда – это безумие, нужно создавать новый образ, изначально понимая цель предпринимаемых усилий, но финансовые ТНК не могут урезать сами себя и своих компаньонов, добиваясь только одного, когда в условиях всеобщей стагнации и растерянности, а также психологической депрессии, рухнувшая финансовая система сама себя отрегулирует, создавая новую критичную реальность, самоорганизующуюся, согласно Теории управляемого хаоса Стивена Манна, в новые базовые ценности. Однако, если гора разрушается, то ее вершина никогда не будет такой же высокой, но разделится на несколько меньших вершин, которые, в свою очередь, могут начать разрушаться дальше, ведь самое устойчивое положение – это равнина.

Еще одно мнение экономиста о происходящих процессах в США и в мире, который во многом копирует американскую модель. Павел Рябов (spydell):

Сильнейший за всю историю США и мира рост денежной массы на фоне максимальной за столетие нормы сбережения домохозяйств. И все это при самом мощном отложенном спросе из-за затяжного периода закрытия. Остановленное или частично выведенное производство, на восстановление которого могут уйти месяца, т.е. это ограничение предложения товаров. До трети экономики выведено из строя, а субсидии настолько велики, что исключают возвращение безработных обратно. Сейчас будет битва не за работу, а за безработицу! Сломанный капиталистический дух и механизм с повреждённой долговой культурой.

Уникально! Безработица выгодна государству, но не активная, а пассивная – на пособиях, размер которых позволяет больше никогда не работать. Следом наступает эпоха распределения социального кредита и общественного продукта, когда сами деньги окончательно теряют свои функции и могут быть заменены на методы контроля исполнения социального заказа и лояльности к власти, за которую будут щедро платить те, кто контролируют работу всей мировой системы распределения. Естественно, геноцид населения будет жесточайший! Становится понятно, для чего столько десятилетий раскручивался маховик климатических катастроф от роста средней температуры и необходимости снижения выбросов в атмосферу, ведь главные выбросы связаны с системой обеспечения человечества благами цивилизации, поэтому сокращая количество населения по возрастному, этническому и профессиональному признаку, можно за небольшой промежуток времени создать то количество управляемых «биороботов», которые станут не только послушной сетью новой цифровой власти распределения ресурсов, согласно социального рейтинга, но и агрессивным большинством для сохранения самой системы в неприкосновенности, как это происходит сегодня в самоизоляции граждан, уже совершивших большой шаг в направлении будущего подконтрольного существования даже не их самих, а целой системы, возвышающейся над толпой потребителей.

Вполне очевидно, что человечество и его правящие элиты, создавая несколько десятилетий программы контроля за рождаемостью, контроля за потреблением, сбережения природы и попыток снижения выбросов в атмосферу, создавая общество потребления взамен общества развития, неизменно приближали нынешнюю катастрофу пандемии страха, а не вируса, и этот страх, по свидетельству ВОЗ, уже не покинет человечество никогда. Именно поэтому, внезапно, все человечество, все его структуры приняли новые правила своего существования, собственноручно разрушая прежние нормы потребления и создавая тот уровень психологической депрессии, который будет полностью соответствовать новым экономическим условиям существования человечества, приучающегося сократить свое потребление и получать социальные гарантии своего существования в виде жилья, питания и вещевой обстановки, в полном соответствии с тем местом и с тем участием в создании общественного продукта, который распределяется наднациональной системой распределения. Очевидно, что наибольший рейтинг потребления будет у тех, кто фанатично служит системе распределения и ее устойчивому социальному кредиту, когда самые низменные, самые отвратительные формы человеческого сознания будут на вершине социального рейтинга, ведь именно такие люди угодны тем, кто привык все контролировать и оплачивать в полном соответствии со своими взглядами на принципы существования всего человечества. В нынешней пандемии и в лукавом понятии «самоизоляция» можно было убедиться в действенности этого принципа.

Итак, сегодня на наших глазах происходит подтверждение правильности Теории управляемого хаоса Стивена Манна, когда создаваемая новая критичность заведомо ниже прежней по своим возможностям, но в этой новой общественной агломерации уже нет места творцам, а есть место только тем прагматикам и фанатикам системы, которые жаждут всепобеждающей власти над человечеством, способным сегодня принять любые новые правила и с великим удовлетворением их исполнять, при условии соответствующего вознаграждения, желательно дома и в условиях ограниченного передвижения и общения. Внешний мир обретает формы агрессивности и психологического подавления, поэтому, при тотальной урбанизации большинства стран мира, основной контингент населения готов сидеть на продуктовых наборах и социальных выплатах всю жизнь, потребляя только то, что разрешено управляющей системой под руководством нового пантеона цифровых богов. В отсутствии новой модели общественного и экономического развития, общество примет любую модель, гарантирующую минимально необходимый набор товаров и услуг, следовательно, самая простая модель уже сложилась сегодня – распределительный социализм цифрового контроля и социального рейтинга с одновременным жестким контролем за рождаемостью, выбросами в атмосферу и подавлением тех, кто не согласен жить по новым правилам. Достижение психологического комфорта, отнятого ныне, будет способствовать принятию всем мировым сообществом новых ценностей цифрового века экосистем имени Билла Гейтса и Германа Грефа. Это не социальный фашизм и не диктатура меньшинства – это добровольное рабство.

Оставить комментарий!