Новая нормальность

Глава Роспотребнадзора А.Попова 27 апреля 2020 года заявила: «Нам надо готовиться, и это совершенно очевидно уже, что у нас теперь наступает новая нормальность. Мы должны будем поменять свои привычки». Что это значит? Термин «новая нормальность» появился применительно к экономическому кризису 2008 года и окончательно развился в стройную систему на волне начавшегося китайского спада. Таким образом, речь идет об устойчивом спаде в экономике, в системе здравоохранения, в демографии и в государственном управлении, когда понижается, как социальная планка, так и политико-экономическая, создавая новую реальность, в которой придется жить человечеству. Экономическая составляющая «новой нормальности» еще не так страшна, ибо в истории человечества известны взлеты и падения экономического развития и, если эта волатильность не несет в себе социальных рисков, то волна благосостояния не опасна, но если социальные условия начинают изменяться под действиями экономических условий, то подобные механизмы изменения общественного развития нужно рассматривать с двух сторон. Первая сторона – это созидание после падения, вызванного войнами, природными катастрофами или эпидемиями, и это созидание тем проще, чем меньший ареал был затронут катастрофой – иные страны и общественные объединения всегда придут на помощь, простейшим примером является план Маршалла для послевоенной Европы и Японии, неважно, какие цели он преследовал. Иная сторона заключается в изменении базовых общественных принципов под давлением экономических и антигосударственных условий существования страны под действием любого вида форс-мажора, например, в виде революций или колониального захвата. Что происходит ныне: колониальный захват всего мира наднациональной структурой, которой подчиняются все политические элиты, или очередная эпидемия, не способная изменить общественный базис во многих странах мира? Из Незыгаря:

Под термином «новая нормальность» правительства разных стран будут стараться протащить разные драконовские меры по контролю за населением. Хотя сам термин не новый, «New Normal» означающий сложившуюся в мировой экономике и политике ситуацию неопределенности и высокой волатильности, появился еще в 2008 году. Однако определение имеет и свою концепцию, связанную с длительным поиском «дна» в условиях перманентного кризисного развития. В случае с «коронокризисом» дно будут искать и в сфере общественного взаимодействия, а также под видом заботы о населении вводить элементы т.н. «цифрового рабства». Структуры Сбербанка стали главными бенефициарами введения пропусков в столице. В Татарстане для ввода и обслуживания пропусков использовали систему и специалистов IT банка Ак Барс.

Участие финансовых структур в введении цифровых пропусков тем более странно, что именно банки сегодня переживают самый главный удар по мировой финансовой системе. В Германии граждане активно переходят на сбережения в наличных деньгах, явно не доверяя банкам. Золото начинает заново возвращать свое наднациональное значение, когда кроме золота более никакие валюты, акции и облигации, даже американские трежерис, больше не могут считаться надежными вложениями, сохраняя деньги большинства вкладчиков и инвесторов. Банки сегодня находятся в зоне риска, как и правительства, политические партии и вся система международного контроля, действующая в интересах все тех же банкиров, которые сегодня стали активными проводниками «цифрового рабства». Удивительным образом, экосистемы банкиров, о чем так много и красочно рассказывал Г.Греф, начали формировать «новую нормальность», против которой всегда выступали христиане, поэтому по Христианской Церкви был нанесен главный упреждающий удар, расчищающий место для тотального контроля мировой деспотии. В мире под видом самоизоляции происходит гигантский процесс смены общественного базиса, в котором больше нет места религии, национальной культуре, сплоченности перед большой бедой, а также разрушаются мораль и нравственность, все больше подменяемые на «новую нормальность» тех, кто управляет общественным сознанием, ибо ценности держателей активов всего мира в условиях коронавируса становятся ценностями подавляющего большинства мирового сообщества.

Эти ценности следования условиям существования нового общества легко воспринимаются людьми, не привыкшими мыслить в категориях будущего, но вполне удовлетворенных днем нынешним, охарактеризованным расширением собственного потребления, также внушаемым теми, кто производит товары и капитал. Создав потребителя, невидимые и неизвестные властители дум перешли к новой стадии манипуляции общественным сознанием – созданием самоуправляемого общества высшей сознательности. Смотрите, как легко люди поверили СМИ, которым до этого момента не доверяли: вся информация о коронавирусе стала аксиомой, так как не имеет отношение к неким абстракциям цены на нефть или изменениям в Конституции, но напрямую касается здоровья граждан. Человек боится смерти, следовательно, нужно пугать его болезнью с последующей смертью, после чего манипуляторы получают готового и убежденного проводника своих распоряжений и инструкций. Этот человек не только боится сам, но и транслирует свой страх на других людей, с которыми находится в контакте: знакомых или незнакомых. Волна страха входит в резонанс и наступает такой уровень этого резонанса, что правительству или региональной власти уже нет нужды применять штрафы – активисты умело направленной манипуляции сделают это сами, вербуя в свои ряды инфицированных страхом все большее количество последователей. Эта общественная саморегуляция может распространяться со скоростью света благодаря мобильной связи, которой ныне охвачены практически все жители Земли. Нет нужды чипировать людей, как об этом в своей передаче «У кого в кармане государство?» рассказывает кинорежиссер Н.С.Михалков, явно упрощая происходящие события влиянием Билла Гейтса, заинтересованного лишь в извлечении прибыли, а не в манипуляции сознанием людей, так как у него нет собственной теории управления, которая, например, имеется у Г.Грефа. Не потому ли глава Сбербанка так уповал на экосистемы, что после краха финансовых основ государственности во многих странах мира, экосистемы, объединенные в одну глобальную экосистему, станут не только заменой национальным государствам, но и всем ныне сложившимся общественным и производственным отношениям?

Нынешняя «новая нормальность» или новая реальность, создающая основы нового мира, с измененными экономическими, государственными и социальными основами зиждется не на подавлении – диктате, а на самосознании гражданского общества, которое так долго создавали, что пришла пора насладиться плодами своего труда для тех, кто стоит ныне у руля пандемии коронавируса и краха прежнего мира. Движение происходит поэтапно: вначале создали условия общественного карантина, назвав его лукавым термином «самоизоляция», предполагающего большую сознательность людей, и ожидания вполне оправдали надежды творцов нового мира – общество самоизолировалось и потребовало от несогласных выполнять условия самоизоляции, проявляя праведный гнев и обращаясь в полицию в духе 30-х годов прошлого века. Эта солидарность страха и праведного гнева к нарушителям привела в действие механизм замещения капиталистической экономики на распределительную, чьи формы еще предстоит выработать с того момента, когда человечество окончательно выйдет из самоизоляции, в удивлении остановившись у разбитого корыта, ранее представлявшим собой настоящий рог изобилия. С этого момента начнется строительство того будущего, черты которого проявились еще до наступления управляемой эпидемии коронавируса – инструмента принуждения и сознательности, двух несовместимых между собой условий существования общества. Однако принуждение власти воспринималось не как угроза свободе личности, а как отеческая забота о здоровье граждан, за которой спряталась лукавая ухмылка «новой нормальности».

Очевидно, что по мере выхода с режима самоизоляции общество окажется в новой эпидемии панических и депрессивных настроений от невозможности возвращения к прежней жизни, к прежнему достатку и по мере привыкания к новым условиям существования, все большее число людей будет разочаровано только в государственной власти, а не в управляемости пандемии, так как не стоит требовать от общества познания тех истин, которые ранее были доступны только тем, кто занимался социологическими исследованиями. Важно другое: общество не прислушивается к тем, кто предупреждает всех нас уже тридцать лет, развеивая туман манипулирования общественным сознанием. К Тому, Кто предупреждал две тысячи лет назад:

И соблазнялись о Нем. Иисус же сказал им: не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем. (Мф 13:57)

Итак, общество вступило в период новой эры, которой свойственно не только самоуправляющееся общество высшей сознательности, чьи черты мы сегодня наблюдаем, но и распределительная система глобальной экономики нового типа, где деньги не будут играть никакой роли, но на передний план выходит социальный рейтинг участия каждого в производстве и потреблении согласно того положения, которое он занимает в обществе. Само общество, как это явлено ныне на примере самоизоляции, вполне созрело к давлению на тех, кто не желает стать частью системы ли совершает поступки, угрожающие общественному спокойствию, следовательно, осталось только окончательно разрушить государственное устройство, как препятствующее глобальности самоуправляемому обществу высшей сознательности и вся власть перейдет в руки тех, кто управляет социальным рейтингом. Нет никакой нужды вводить чипирование или раздавать электронные пропуска, вполне можно ограничиться знаком принадлежности к мировой системе социального кредита, а все остальное сделают сами граждане в погоне за ростом своего рейтинга, дающего больше благ. Все эти черты «новой нормальности» имеют явный признак фашизма, но фашизма социального, добровольного, общечеловеческого, в котором уже нет места Богу.

Оставить комментарий!