Российская экономика переходного типа

Нынешнее падение экономики по всему миру, когда Великая депрессия стала достоянием не одной страны, а всех вместе, первоочередная задача, стоящая перед обществом, заключается не в выходе с карантина и в попытках восстановить утраченное, а в создании новых условий существования государства и общества. Разрыв экономических связей в полной мере показал условность глобальной мировой системы доллара, держащейся только на доверии и вовлеченности национальных элит в процесс вселенской колонизации одной теории бесконечного спроса, вокруг которой и была создана вся нынешняя мировая экономическая система, которая ныне успешно рухнула, не создав фундамент для другой системы, которой ныне ни у кого, кроме Китая, нет. Подходят ли России доктрины «социализма с китайской спецификой» и «Один пояс, один путь» мирового сообщества единой судьбы? Однозначно, нет, так как китайская специфика социализма предполагает жесткий диктат коммунистической партии – наследия Мао Цзедуна, а идеология одного пути предполагает создание мирового самоорганизующегося общества высшей сознательности, где высшая сознательность достигается всеобщим «цифровым рабством», то есть, слежения и сканирования, даже эмоций, каждого человека, участвующего в общественном производстве и получающим набор определенных социальных благ. При этом общество высшей сознательности может инициировать создание сословий, как по отношению к контролю, так и по отношению к распределению благ, а также по отношению к производству этих благ. Именно поэтому, России не подходит китайский вариант, заменяющий диктатуру капитала диктатурой распределения, а иной, отличной от китайской модели развития больше нет, следовательно, в России нужно создать свою собственную социально – экономическую формацию переходного типа. Почему переходного? По той простой причине, что предполагать новую реальность, которая наступит после Великой депрессии, невозможно, а жить нужно здесь и сейчас, поэтому социальные и экономические отношения переходного периода необходимо реализовывать как можно скорее, пока Россия еще не распалась на части. Экономист А.А.Отырба:

Банк России (ЦБ РФ) эмитирует деньги под их долларовое обеспечение, рубль оказывается не национальной валютой, а деривативом долларов, полученных в обмен на проданные за них товары. Образующийся при этом эмиссионный доход, с помощью сложной, многоступенчатой схемы, уводится в пользу хозяев эмиссии. В результате рубли оказываются дорогой валютой, на основе которой не образуется инвестиционный капитал. Россия сегодня является финансовой пустыней, в которой о цветущей экономике можно только мечтать. Единственным для нее выходом из этого состояния является создание реально суверенной денежно-финансовой системы. В современных условиях национальные финансово-экономические системы государств должны быть организованы так же, как организована система обеспечения безопасности государства от военных угроз. Как показывает опыт России, сохранение собственности под контролем народа в условиях социализма находило своё воплощение в государственной социалистической собственности. В этом случае приоритет сохранности и контроля вел к стагнации развития экономики и снижению уровня производительности труда из-за отсутствия действенного механизма эффективного использования собственности. Россия особенно зависима от эффективности управления национальными богатствами – этот вопрос приобретает для неё жизненно важное значение. В России необходимо создать новую общественную формацию – социальное рыночное государство-корпорация, акционерами которого будут все его граждане.

Как же будет создано новое государство – корпорация? Через разгосударствление всех активов России, которые должны быть распределены равномерно между всеми гражданами страны – этакая ваучеризация-приватизация всей страны. Удивительным образом автор новой корпоративной системы сам себе противоречит: предлагая создать финансово – экономическую систему по примеру МО РФ и ФСБ, далее предлагается разгосударствление, как панацея от финансовой олигархии и дикого капитализма частной собственности. Ругая социализм, автор все свалил в кучу: неэффективность управления госсобственностью и низкую производительность труда, в то время, как промышленность СССР, в отличие от нынешней, российской, производила весь станочный парк страны, экспортируя собственное оборудование в разные страны. Комплекс проводимых НИОКР в производственных объединениях вполне соответствовал задачам, поставленным партией и правительством, а в некоторых отраслях явно превышал тот уровень развития, который был необходим для реализации перспективных планов народного хозяйства. Одного не учли небожители Политбюро ЦК КПСС – не все трудящиеся готовы работать в коллективе, некоторым этот мир производственных планов был тесен, поэтому нужно было развивать частное предпринимательство, в том числе при крупных производственных предприятиях, создавая сеть частных коллективов, нацеленных на обеспечение головного предприятия и расширения перечня продукции в части удовлетворения спроса населения, а не государства, мыслящего категориями отраслей, а не домохозяйств. Только частная инициатива может вести гибкое производство, следуя за спросом и создавая спрос, государственное же перспективное планирование не может быстро реагировать на изменение спроса населения, а также на изменение потребностей самих производств, мысля капитальными вложениями и количеством произведенных товаров, никак не основываясь на потребительском качестве и ценовой политике. Именно поэтому реализация программ по модернизации производств с целью увеличения производительности труда и снижения издержек на единицу произведенного товара всегда отставала от нужд промышленного производства, так как требовала определенных процедур, и виновата в этом не только бюрократия министерств и ведомств, самого Госплана или ЦК КПСС, а та система принятия планов и их реализация, которая существовала в СССР. Слом этой системы производственных отношений воспринимался партийной номенклатурой, как расшатывание фундамента власти, что недопускалось.

Представление Анатолием Отырба экономики России, как мобилизационной корпорации, тождественной министерству обороны или спецслужбам с их вертикально – управляемой структурой и жесткой ориентированностью на защиту целостности и устойчивости государства, и общества стоит рассмотреть более подробно. Но прежде всего нужно задать главный вопрос: кто стоит во главе всей финансово – экономической системы России? Так, как происходит сегодня, когда мегарегулятором стал ЦБ РФ с Э.Набиуллиной, А.Силуановым и А.Белоусовым – это недопустимо, потому, что основой этого финансового блока является, по американскому образцу, независимый от государства частно – корпоративный банк (первый пример корпоративного управления важнейшей государственной функцией!), чьи функции вращаются не вокруг кредитования важнейших отраслей производственной деятельности под ничтожно – промышленный процент специальных инвестиционно – адресных средств, а деятельность на благо иностранных хедж-фондов, инвестиционных групп и прочих валютных спекулянтов, зарабатывающих вместе с российской элитой на разнице рубль – доллар. Такой ЦБ РФ не может быть основой мобилизационной экономики страны, но, согласно теории А.Отырба, он является той самой корпорацией с большим числом членов, которые, однако, не являются в полной мере гражданами России, то есть мыслят категориями офшоров, трансграничных переводов спекулятивно нажитой валюты и участвуют в коррупционных схемах правящей элиты, распределяющей бюджетные деньги между членами этой же корпорации. Поэтому, мобилизационную экономику можно создавать только вокруг одного центра с жесткой национализацией всех ее институтов, начиная от финансового блока и заканчивая землей, недрами, водами и лесами, так как корпоративная ответственность – это безответственность и бездарность лидеров, которые продвигаются на верх не благодаря талантам, а лишь способности угодить, то толпе, то Западу. Государственный социализм СССР как раз и был той самой мобилизационной экономикой с жестким централизмом, а не корпоративной системой казнокрадов, и сгубила его не КПСС, и не неповоротливость механизма принятия решений и их реализации, а банальная алчность тех, кто хотел впихнуть СССР в мировую глобальную систему, которую строили 147 финансовых корпораций, обещая всем национальным элитам бесконечное процветание и благоденствие. Благоденствия не получилось!

Поэтому сегодня необходимо думать о том, какую социально – экономическую систему нужно создавать в России взамен тому дикому, колониально – имперскому капитализму, частью которого стала наша Держава. И ни в коем случае нельзя использовать те формы социально – экономических формаций Запада, которые, либо привели к фашизму (итальянская корпорация Б.Муссолини), либо к диктатуре финансовой олигархии англосаксонской корпорации доллара. Общественно – экономическая формация Российской Империи сословного общества сегодня выглядит анахронизмом в России демократического выбора, когда создание новых сословий невозможно без отношения их к единоличному руководителю страны, в то же время, государственный социализм сталинского типа, с частными предприятиями коллективно – товарищеской собственности и индивидуалами, использующими наемный труд в рамках всеобщего трудового законодательства страны, при примате государственной собственности и социалистических отношений не только возможен, но и крайне желателен. При этом выступать с одними экономическими требованиями бесперспективно, нужно обязательно создавать простую и понятную массам идеологию, которая может стать достоянием всех и каждого. Важно также учитывать высокую урбанизацию, сложившуюся в годы капитализма в России и нежелание жителей сельской глубинки заниматься тяжелым крестьянским трудом без адекватной реализации полученной продукции и без целевой помощи фермерам. Поэтому, городу – наукоемкие предприятия, не требующие больших площадей, мало зависимые от сырья и совсем не зависимые от реализации своей продукции, то есть, государственные предприятия с частным сектором экономики в виде услуг, в то же время, сталелитейная промышленность и отрасли тяжелого машиностроения, требующие объемных предприятий, сырья и энергии должны располагаться там, где всего в изобилии и плечо логистики не является негативным фактором в себестоимости продукции, соответственно, научно – образовательные учреждения также должны быть в максимальной близости к тем отраслям экономики, чьи трудовые и научные ресурсы они пополняют. То есть, новая экономическая модель предполагает разнонаправленную миграцию населения России.

Но это все формы переходного периода, когда идеологией является простой популизм, отвергающий императивы вчерашнего дня и той правящей элиты, которая завела страну и общество в тупик, и создающей основы будущего века, призывая трудящихся к свершениям на благо общества и государства. В этом случае не нужна никакая особенная идеология, вполне достаточно соединить в сознании масс личное и государственное, объясняя, что одно без другого невозможно, а также противопоставляя нынешней колониальной разрухе с ее коррупцией и преступностью, закон и порядок, а также государственную собственность на землю, недра, воды и леса, не забывая про финансовую систему, как залог планомерно – поступательного роста благосостояния граждан. Эти простые истины: государственная собственность, закон и порядок, рост благосостояния граждан в одно мгновение станут достоянием всех народов России, в особенности же русского народа, истосковавшегося по своей Державе и по той уникальной справедливости для всех, которую отвергли в 1991 году. Не стоит ничего изобретать – все уже придумано, нужно лишь облечь в правильную форму то, что есть сегодня – частную собственность и частное предпринимательство, поставив эти императивы частной инициативы на службу стране и обществу, а также государственную собственность, прекратив преступное разбазаривание народного достояния и ресурсов, изгнав из страны тех, кто не желает становиться частью общего дела и уже запятнал себя уничтожением государственного суверенитета, как в экономике, так и в культуре, являющейся важной составляющей народа. Антинародной при капитализме, и народнообогащенной при социализме, особенно обращая внимание на то, что два антипода не могут ужиться в одной лодке без ее раскачивания. Либо капитализм, принимающий форму внешнего колониализма, либо социализм, как всеобщее достояние.

Оставить комментарий!