Что такое свобода совести в России?

Базовые принципы демократического общества республиканской общественно экономической формации заключаются в свободе слова, свободе совести и свободе вероисповедания, то есть, свободного выражения собственных мыслей и мировоззрений, свободе убеждений и свободе в выборе религии или вообще отказа от нее. Все эти свободы, впервые возникшие во времена Великой Французской революции, давшей миру республику, утверждались кровью на площадях, а Декларация прав человека, утвержденная в 1948 году, была ответом на нацистские преступления гитлеровской Германии. Что же для России и русского народа значат свобода слова, свобода совести и свобода вероисповедания? Свобода слова, как возможность выражать свою позицию, облекая ее в тексты, выступления или в транспаранты не может быть направлена против существующего режима государственной власти, не может быть направлена на унижение другого человека или группы людей, то есть, свобода слова ограничена требованием не использовать слово против государства и людей, но уже здесь кроется противоречие, так как, с одной стороны, есть критика власти в проводимой политике, существенно ухудшающей либо положение общества, либо государства, с другой стороны, в современной России существует устойчивая антирусская и антироссийская пропаганда, направленная на разрушение базовых ценностей русского народа и России. Критика, особенно с предлагаемыми способами ускорения развития государства и общества должна приветствоваться и поощряться, а любая антирусская и антироссийская пропаганда должна безжалостно подавляться, поэтому, гораздо важнее для общества обозначать красную линию дозволенного, чем объявлять о свободе слова и уже после предпринимать меры по ограничению этой свободы, даже не расшифровывая, что власть понимает под самим термином свобода — где она начинается и где заканчивается, при этом свобода либо есть, либо ее нет, следовательно, само по себе отвлеченное понятие свобода в отрыве от государственных целей и задач существовать не может, и не должно.

Иван Савин Новые русские вести 1924 год:

Возьмем, к примеру, свободу совести. Читаются ли эти два слова так, как пишутся, или следует произносить их иным образом — свобода от совести? Затем: как понимать свободу совести в применении, скажем, к Зиновьеву, у коего никогда никакой совести не было, или к Керенскому, у которого она резиновая, то есть растягивается в любом направлении и на любое расстояние? Есть еще свобода слова — вещь уже совсем непонятная. Где граница между словом и, извините за выражение, такой-то бабушкой? Вот, скажем, в коминтерне, в советах, в комъячейках специальные людишки денно и нощно выражаются. Есть ли это свобода слова или просто отвратительная должность, червонцами оплачиваемая? Революцию замышляют мудрецы, приводят ее в исполнение палачи, а пользуются ею — прохвосты. Раздумываю я частенько и над свободой вероисповеданий. Удивительная это свобода вероисповеданий, когда в русских церквах комсомольцы самогон распивают и шимму пьяными ногами выделывают. Может, и то, что у всех заправил советских в заграничных банках миллионы золотом на всякий случай хранятся — тоже свобода вероисповеданий? Потому, вера бывает разная. Иной в Бога верит, а иной больше насчет тридцати сребреников.

Свобода совести, как свобода иметь собственные убеждения, возникла еще в период реформации, приведшего к расколу Западной Церкви, когда желание избавиться от некоторых иерархических уложений Католической церкви привело к отрицанию самой Католической церкви и ее догматов. Реформа разделила стройное до сих пор церковное государство вечного Рима на несколько частей, что явно не способствовало христианскому развитию Европы. В России старт реформаторству дал не церковный раскол патриарха Никона, а масонские игры патриотов, наглотавшихся свободных ветров Европы в момент величайших преобразований Петра I, привезшего с собой не только передовые знания, но и масонство, уже зарождавшееся в европейском реформаторстве. XVIII век принес не только свободу совести в Россию, но и свободу от монархии, когда антимонархические кружки вначале вывели элиту армии на Дворцовую площадь, а менее, чем через сто лет, окончательно убили русское Самодержавие, заодно уничтожив Российскую Империю и православную Русскую Церковь. Таким образом, свобода совести не только разрушила христианскую Европу, но и православную Россию, отделив Церковь от государства, сделав Русскую Церковь свободной от русского народа и России. Это событие стало величайшей трагедией для Русской Церкви, ибо она осталась одна с эпизодической, крайне нерегулярной помощью от русского народа, немногочисленных меценатов и скудным государственным финансированием. Но есть самая главная беда Русской Церкви никто не может ее защитить от недругов и откровенных врагов, постоянно предпринимающих попытки разрушения всей структуры Церкви, как с идеологической точки зрения, подвергающей сомнению необходимость использования якобы устаревших догматов, так и с ментальной, когда Русская Церковь представляется пережитком прошлого, тянущем общество в ушедшую тиранию монархического строя или лишения человека свободы совести.

Василий Розанов (1892):

Все менее и менее сдерживают кого-либо религия, семья, любовь к отечеству и именно потому, что они все-таки еще сдерживают, на них более всего обращаются ненависть и проклятия всего человечества. Они падут и человек станет абсолютно и впервые свободен. Свободен, как атом трупа, который стал прахом.

Революция 1917 года первоочередной задачей ставила свержение самодержавного строя, как апофеоза единения человека с Богом, а далее революция разрушила практически до основания Русскую Православную Церковь, стремясь вытравить из русского народа его православную веру, чтобы затем, лишив Отечества, защитника Царя и заменив православную веру на всевозможные (мнимые) свободы, ввести его в царство антихриста, изначально создавая основу для его правления коммунизм. Одна свобода всегда тянет другую, но все вместе ведут русский народ в погибель, выхода из которой уже не будет никогда, поэтому свобода слова, свобода совести, свобода вероисповедания это либеральные химеры республиканского строя, губительного для России. Наша Держава всегда славилась стойкостью своей веры и традиций, сформировавшихся благодаря Русской Церкви, и вершиной этой православной русской традиции является Самодержавие Помазанника Божия, соединяющего собой Русское поле и Небесный Иерусалим. Поэтому именно в Церковь и в веру бьют те, кто желает продолжать дело Ленина Троцкого. Бьют в семью основу русского общества, как способ сохранения русских традиций и православной веры, бьют в память предков, шельмуя тех, кто, не жалея своей жизни, защищал наше дорогое Отечество. Бьют в мужчин, пытаясь уничтожить семейный патриархат, заменяя отечество при рождении детей на матчество, тем самым переворачивая с ног на голову семейное иерархическое устроение и человеческое естество, ведь все антисемейные и феминистские действия происходят при помощи гомосексуальной пропаганды, которая тем агрессивнее, чем сильнее в обществе возникает противодействие гомосексуальной культуре, навязываемой всему русскому народу.

Возникает вполне справедливый вопрос: а так ли необходима Конституция России и русскому народу, но если необходима, то в какой мере и в каком виде должен быть Основой закон? Может быть Конституция России должна иметь вид Свода государственных ценностей и Свода гражданских правил, существующих в виде двух обособленных друг от друга документов, но взаимосвязанных между собой? В этом случае все встает на свои места: государственные ценности предполагают первейшее значение государственного строительства, когда общее важнее частного, соответственно, определяется граница государственной и частной собственности, государственное регулирование при управлении любой формы собственности, государственные органы власти и законодательства, а также все институты государственного управления, составляющие основу строя и способ его экономического производства. Естественно, государство не может быть вне общества, следовательно, форма власти и собственности определяет форму строения общества, общественных и производственных отношений. Далее, народ России в своей национальной неоднородности делится на русский народ, составляющий более 80 процентов от всех граждан России и многочисленные этнические нации и народности, исторически проживающие на территории России. Естественно, что главная обязанность государственного строительства должна лечь на государствообразующую русскую нацию с созданием всех необходимых институтов представления народа во власти и управления на местах, преимущественно населенных русским народом. Отсюда вытекает необходимость сделать Русскую Православную Церковь государственной Церковью, а православную веру государственной религией. Все остальные нации и народности России освобождаются от несения государственного попечения, но при этом должны быть встроены в систему государственного регулирования. Никто не должен отнимать права наций и народностей на собственную культуру, язык и традиции, гражданское судопроизводство и способ экономического хозяйствования, общественное устройство и формы взаимоотношений внутри национально культурной автономии, входящей в Россию, являясь ее неотъемлемой и неотделимой частью.

Свод гражданских правил это пределы дозволенного, после которых начинается государственное регулирование вплоть до репрессий, заключающихся в лишении гражданства тех, кто устойчиво ведет подрывную, манипуляторную деятельность против России и ее нации, разрушая целостность государства и общества. Законы не могут быть выше государства, а государство выше народа, но именно государство осуществляет право народа на управление государством и именно государство осуществляет общественное устройство, формируя ту общественно экономическую формацию, которая наиболее полно соответствует чаяниям и нуждам народа, его мировоззрению и цивилизационному выбору, сделанному осмысленно и осознанно, имеющему в самом себе преемственность поколений и наследующему вере, культуре и традициям. Любой разрыв в этих ценностях, попытка насильственно изменить их всегда приводят к упадку общества и государства, к подавленности населения и оскудения всех духовных, а следом и физических сил русской нации, поэтому русские ценности России необходимо закрепить в Своде государственных ценностей и дополнить Сводом гражданских правил, так как никакая Конституция, даже самая лучшая и правильная не должна быть выше народа и выше государства, но Свод государственных ценностей не предполагает химеру республиканской Конституции правящего класса, умело спрятанного за либеральными свободами, постулируя лишь то, что сохраняет государство и народ, позволяя поступательно развиваться стране и обществу.

Ипатьев К.Ф.(майор ГРУ в отставке)

Оставить комментарий!