Русский менталитет – это самопожертвование и вера в Бога

В чем состоят русские черты характера, менталитета, цивилизационного выбора? Прежде всего, это глубинная готовность к самопожертвованию, доверие к Богу и презрение к личному ради общественного. Любовь к Родине в крови каждого русского человека, даже иногда оступившегося, смалодушничавшего, но всегда восстанавливающего свою готовность к самопожертвованию следующим шагом к подвигу. Иногда даже кажется, что совесть русского человека какая-то иная совесть, не такая, как у любого европейца или американца, близкого к нам по своему менталитету. Единожды солгав, русский человек будет вспоминать это малодушие всю свою жизнь, а незаступившийся за другого, предавший, будет не находить себе места до тех пор, пока не подвернется случай все исправить, пусть и для другого человека, абсолютно незнакомого. Писатель, публицист Н.Стариков:

Что такое православие? Православие – это служение Богу, самопожертвование. Что такое протестантизм? Это договор с Богом: я пожертвовал на церковь, поплясали, попели аллилуйя – я с Богом договорился. Именно поэтому человек русской культуры, русской цивилизации готов пожертвовать своей жизнью, готов служить Богу, служить Отчизне (раньше говорили – служить Царю). На Западе ничего этого нет, поэтому западные солдаты и офицеры легко сдаются в плен, они не понимают, как можно пожертвовать жизнью во имя Отечества. Они не понимали это сто лет назад, они не понимают это сейчас, а в этом самопожертвовании есть великий смысл. И когда несколько мальчишек-десантников из Псковской дивизии вопреки логике западной не сдаются в плен огромной банде террористов, в этом есть великий смысл, потому, что следующий раз никто не захочет связываться с русскими, потому, что он будет знать, что даже победа над русскими может быть только временной, она может быть такой дорогой, что лучше ее не осуществлять..

Самая отличительная черта русского менталитета – это отсутствие предопределенности, русский человек живет одним днем, одним мгновением. Он может строить планы, мечтать, стремиться к чему-либо, но в один миг русский человек готов перечеркнуть все, что было раньше, отменить всю предыдущую жизнь ради одного мгновения подвига, одного порыва души. Ничто не удержит русского человека: ни семья, ни имущество, ни сама жизнь перед тем свершением, которое он должен сделать в следующее мгновение. Пойти в атаку, защитить другого от озверевших бандитов, броситься под машину, спасая ребенка, или войти в горящий дом, помогая страждущим – все это есть в русском самопожертвовании, в готовности к подвигу всегда. Даже XXI век не изменил нашу молодежь, которая проявляет чудеса героизма, как на войне, так и в мирной жизни. Что же такое, это русское самопожертвование? Это презрение смерти, самого себя, своих стремлений ради чего-то большего. Живя одним днем в готовности все изменить, русский человек все время жертвует: собственным эгоизмом, собственными чувствами, собственным комфортом ради неизвестного, ради одного мгновения, способного превратиться в дни и годы. Русскому человеку свойственно разрушать и созидать, не думая, не осознавая последствий, не стремясь к ровной, размеренной жизни. Она угнетает его – эта комфортная жизнь, потому, что русский человек всегда ищет, найдя – переходит на новый уровень, и даже на этом новом уровне может все бросить и начать сначала. Какая-то необузданная энергия горит в сердце русского человека, то ли согревая в холода, то ли остужая в жару, но эта энергия постоянно будоражит русское сердце, заставляя эту аритмию вырываться внезапно наружу, сокрушая барьеры и даже других людей.

Эта постоянная борьба со своим горящим сердцем принимает такие причудливые формы, что иностранцы даже не пытаются понять эту вечно мятущуюся русскую душу. Для нас в европейском человек все понятно – он не друг и не враг, он другой, со своей особенной культурой, которая мало похожа на русскую, со своей ментальностью, разительно отличающуюся от нашей, со своими традициями, которые вызывают в русских удивление и даже смех. Европеец иной, это особая культура, которая выросла из другого, западного христианства, где принято договариваться с Богом, как верно подметил Н.Стариков. Даже революция в Европе другая – опять с принципом договоренности, а также с главной отличительной чертой договоренности – недержания данного слова, ибо верность слову означает верность другому человеку, но европеец не таков – он любит только себя. Он эгоист в первую голову, и этот европейский эгоизм ничего общего не имеет с русским эгоизмом, который может быть в любое мгновение заменен на самопожертвование. Также и восточный эгоизм никак не соответствует русскому эгоизму, ибо восточный эгоизм фанатичен и может подчиняться тому, кто выше, где эгоизм хозяина выше собственного эгоизма, следовательно, традиционная этика приказывает подчинить свой эгоизм воле хозяина. Отсюда готовность спасать не Родину, а хозяина, но только до тех пор, пока не затронута своя, личная собственность. Героизм Запада и Востока ограничен пределами, либо личного, либо семейного эгоизма и не простирается дальше своего ограниченного мира. Напротив, русский человек постоянно тщится объять необъятное, представить себя на вершине мира, заглянуть за горизонт, но не для того, чтобы найти свое место в табели о рангах, а для того, чтобы просто насладиться зрелищем или броситься на помощь тем, кто мог бы обойтись без русских.

Наш горизонт событий почему-то не принадлежит нам, он не личный, не российский, а обязательно всемирный. Зачем, почему? Кому была нужна эта мировая революция, кроме социалистов-утопистов? Зачем русский народ пошел за думской буржуазией и предателями генералами в феврале 1917 года? Глашатаи революции хотели поделить царское добро и власть между собой, но что досталось народу, кроме крови и дырки от бублика? То же самое было и в революцию 1991 года в России, и в революцию 2014 года на Украине. Хотя, казалось бы, украинский менталитет отличается от русского, но получилось точно так, как в России. Заглянули за горизонт, раздвинули свое мировоззрение? И что же там увидели? Ничего, кроме «небесной сотни» и западнического национализма, граничащего с фашизмом. Но этот пламень расширения горизонта событий постоянно в русском сердце, и уже в 1917 году дорасширялись так, что уже больше ста лет не получается собрать то, что развалили в русской удали. Отчего так получилось? Самопожертвование имеет два вектора: внешний, когда защита Родины определяет сам подвиг, и внутренний, когда дело революции становится своим для каждого, кто вышел на улицы или сидит дома. Но и у тех, и у других учащенно бьется сердце и пульсирует кровь в артерии: все для революции. Кто там во главе людей на улицах, что он говорит? Какая разница, главное вперед, главное – Ура! Вот это самое «ура» и есть главная дестабилизирующая сила в России.

Не можем мы без «ура», не можем без этого боевого клича, отнимающего разум и инстинкт самосохранения, с одной стороны подвига, а с другой – величайшего падения, когда горизонт событий внезапно оказался с другой стороны оболочки Земли. И уже не Небо зовет в высь, а преисподняя обдает жаром революции, ибо любая революция – это дело дьявола, ведь льется кровь не защитников Родины, а ее разрушителей, ввергающих самих себя и весь народ в хаос разрушения, в хаос редчайшего оскудения нравственности и культуры. Революция – это протест против Бога, протест против Отчества, против собственной цивилизации, ибо в России нет договора народа с Богом, русский народ либо служит Богу со всей своей глубиной самопожертвования, либо отвергает Бога со всей ненавистью, на которую только способен. Русский всегда горяч в нашей замерзшей земле, даже когда пребывает в покое, так как покой еще страшнее преодоления. Когда русский борется с трудностями, когда создает свой новый мир или укрепляет старый, ему некогда расширять горизонты своего познания, ему некогда охватывать весь мир своим широким умом, но стоит только начать наслаждаться отдыхом и комфортом, как немедленно в его голову начнут лезть идеи мессианства:

Я хату покинул,

Пошел воевать,

Чтоб землю в Гренаде

Крестьянам отдать.

В этих строчках М.Светлова «Гренада» как зеркале отразилась русская реальность охвата всего мира. Зачем нам была нужна Испанская революция, в итоге превратившаяся в Великую Отечественную войну? Зачем была нужна афганская компания, стоившая целого СССР? Для чего льется русская кровь сегодня в Сирии, Ливане и ЦАР? Кто из болгар сегодня помнит Шипку? Мы все время воюем – нет ни одного столетия, когда бы русский народ не воевал. Это самопожертвование войны, которого можно было избежать, и есть тот самый русский менталитет, та самая загадочная русская душа, которую не понимают на Западе, не понимают на Востоке, но эта душа постоянно ищет подвига, ибо без подвига тускнеет русский, портится его клинок, мельчает его душа. А русский не может быть мещанином, не может быть буржуа, он должен быть творцом, созидателем, воином и он должен быть всегда с Богом. В этот момент раскрывается его сердце, поет душа, и он рвется на просторы Русского Поля, где Гренада, непонятная, неизвестная земля, чужая, но такая манящая. Что же делать дальше, как угомонить эту вольницу русской души, направив ее в созидательное русло простых житейских радостей и размеренного труда без сабельного звона и боевого «ура»? Никак! Русский не станет холодным, не смягчит свой нрав, не успокоится, не перекуется в мещанина, не надейтесь. Он всегда будет на грани подвига, он всегда будет рваться в дальние дали, и никто не оставит русского человека, ибо для него бой важнее блаженного покоя. Таков менталитет русского человека, такового его самопожертвование, таков Русский Бог. Русские кресты никогда не остановят порывов души, не заставят свернуть с выбранного пути, не приведут к отказу от Божьего Промысла. Так, тому и быть!

Подписывайтесь на наш канал в Телеграм

2 Comments on this post

  • Zbigniew Jacniacki

    06.03.2021 at 23:53

    Поэтому важно осознавать, «каков ваш Бог». Славяне смотрят на образ Бога, созданный на Западе.Этот образ пленил их душу

  • Вадим

    07.03.2021 at 13:17

    Сложно сказать за славянскую Европу, но в России Русский Бог и сама вера в Бога отличается от европейской традиции православия. Посмотрите на иконописную традицию России: в ней Бог и в особенности Богородица написаны с русскими лицами и мало, что имеют от греческо-византийской традиции. В северной земле и служба Богу особая, с внутренним напряжением и преклонением колен перед Богом и Его Пречистой Матерью. У каждого храма свои традиции, община живет этими традициями, а вновь приходящие обязательно учатся у тех, кто уже давно пребывает в этой традиции. Особенное же отношение к Великому Посту, как способу не только очиститься от скверны греха, но и достичь, в подражание святым, внутреннего безмолвия и кротости. В пределах северных все происходит более замедленно, нежели на Юге, но не менее горячо и страстно. Любовь к Богу менее заметна, но пребывание в Боге ощущают очень многие, поэтому и вставали на защиту православия в годину большевизма, не жаля своей жизни.

Оставить комментарий!