Россия идет на Восток, Китай – на Запад, а Европа топчется на месте

Снова возвращаясь к теме: «Китай и Россия – братья на век». Что нужно каждой Державе, в чем заключается образ будущего, видимый из сегодняшнего дня, и куда нужно идти России? Для Китая все более – менее понятно: Пекину нужно продавать продукцию на Запад и создавать собственные условия покупки Западом этой продукции, то есть, ориентировать максимально возможный сектор мирового рынка на приобретение китайских товаров. Остановка или даже замедление китайской экономики невозможно, так как перед КПК маячит пример СССР с перестройкой и новой экономической моделью, которая в итоге обрушила КПСС – стержневую систему устойчивости Союза – Красной империи социализма. КПК, наученная негативным примером развала КПСС, будет предпринимать все меры для сохранения своего положения во главе китайского общества, но для этого экономика всегда должна развиваться и приносить прибыль всем, от главы концерна до простого рабочего. На последнем пленуме КПК была снова провозглашена линия роста внутреннего потребления, невозможная без специальных мер по повышению покупательной способности китайского общества. Но повышение покупательной способности внутри Китая должно быть увязано с покупательной способностью иных наций, так как ориентированность только на китайский рынок мало интересна иностранным инвесторам, и, прежде всего, из США и ЕС. Следовательно, Китай будет производить манипуляции со своей валютой и создавать агломераты торговли на западе, то есть, Китай при любых условиях должен идти на Запад, прокладывая свой Шелковый торговый путь. Сообщество единой судьбы народов или иные доктрины неизбежно упираются в необходимость продать как можно больше товаров.

Где на этом Шелковом пути под названием «Один пояс, один путь» место России? Его нет! Российский нестабильный рынок сегодня не интересен никому, особенно в условиях постоянной девальвации рубля в угоду сырьевому бизнесу, стремящемуся минимизировать собственные издержки и сохранить приемлемую прибыль. Постоянно растущие в цене западные и восточные товары скоро совсем станут неподъемными для бюджета российских домохозяйств, следовательно, продажи вновь упадут. Запад постепенно прекращает инвестиции в сырьевые отрасли России (Китай уже прекратил) и закрывает поставки российских газа и нефти, чьей объем уже не генерирует рост ВВП. В этих условиях от России предпочитают держаться подальше, заодно создавая условия для военного ослабления страны и ее немощной экономики. Пятилетняя война в Сирии не дала ничего Кремлю, кроме убытков, также Венесуэла, Ливия, Ливан, ЦАР и прочие места приложения российских инвестиций, находящихся под защитой ЧВК, то ли Вагнера, напрямую связанного с Администрацией президента, то ли «повара Путина» Е.Пригожина, то ли ЧВК «Роснефти» и так далее. Зарубежные операции российских олигархов от власти стали провальными и ничего не принесли России. Видимо, пример СССР был очень заразительным, но тогда Красная империя держала удар по всему миру, пугая США и Европу своей громадностью, ее инвестиции, сегодня полностью провальные, позволяли существовать двум системам ценностей. Ныне же нет никакого противостояния мировоззрений и цивилизаций, есть просто бизнес и российские предприниматели – олигархи сумели проиграть все матчи на звание чемпиона – приз уехал в Вашингтон и в Пекин, а старая коммунистическая система СССР, трансформированная в РФ, так и сидит у разбитого корыта, которое уже некому починить, ибо все политическое пространство в России зачищено до блеска. Даже осунувшийся и резко похудевший А.Навальный вяло отбивается от наседающего по привычке Д.Пескова с подачи А.Вайно.

Предположим, Россия, окончательно разругавшись с США и ЕС, идет на Восток. С какой целью? Что Москва будет предлагать Пекину и что просить у Си Цзиньпина? Сырье не предлагать – об этом уже не раз было сказано в китайской прессе. Тогда что? Технологии, способные заинтересовать Китай, все находятся в военной области разработок конца 80-х, начала 90-х, с модернизацией на современные материалы и электронные узлы, то есть с переходом на новый технологический уровень – цифровой. Однако, не имея собственной производственной базы, научных центров и программного обеспечения, Россия в этой области не может конкурировать с ЕС и теми азиатскими странами, которые делают чипы миллиардными партиями, уже доходя до 5нм уровня, когда в России все еще топчутся на 70-90нм. Но Китай ищет дружбы с Россией, не как рынка, не как источника технологий, а как тыла, обладающего огромным военным потенциалом в воинском духе своих защитников. Огромность самой России, ее геополитическое положение и, главное, умение бить врага так, что все вокруг боятся – все это крайне востребовано Китаем, но Россия не желает сближаться с Пекином и КПК, разрывая все связи с Западом. Не желает наша отечественная элита жить будущим России и русского народа, поэтому не с кем Китаю договариваться в России о стратегическом союзе. Пекин прекрасно понимает, что за спиной президента России стоят Франция, Германия, Великобритания и США, чей окрик всегда болезненно воспринимают в Кремле, предпочитая не связываться с коллективным Западом.

Си Цзиньпин может быть уверен – в Кремле никто не стучит кулаком по столу с криком: «Я вам покажу кузькину мать!», Кремль надеется на два собственных заблуждения: 1. Все утрясется само собой, 2. Лучше эволюция, чем революция, но с такой постановкой вопроса о будущем лучше даже не задумываться, ибо оно не только туманно – его просто нет. В Китае понимают об этом? Должны понимать, должны анализировать, должны строить свою деятельность с оглядкой на западную привязанность России, которая не позволяет никому из потенциальных инвесторов думать дальше, чем на один год, и то, постоянно опасаясь новой нестабильности, происходящей не извне, а изнутри. Итак, Китай, никуда не сворачивая, идет упорно на Запад, но на Юге у Пекина получается весьма слабо (речь о Ближнем Востоке и Африке), так как в исламских государствах постоянно приходиться конкурировать с Великобританией, Германией, Францией и с США, причем, эти «лебедь, рак и щука» тянут телегу в разные стороны и лавировать между ними весьма неблагодарное занятие. Россия же, попробовав поиграть в геополитические игры на Ближнем Востоке, в Латинской Америке и в Африке увязла в безысходности тупиковых политических процессов и, явно развязанного Америкой, управляемого хаоса, который создает новую реальность (например, коронавируса). Вместо того, чтобы разорвать кабальные соглашения с Западом, разрушить навязанную линию поведения, отменить западную приватизацию и повернуть на Восток, приглашая войти в Россию восточному менталитету «водяного дракона», Кремль предпочитает топтаться на месте, используя старую доктрину СССР, не понимая, что время давно работает против него.

Оставаясь без движения, Россия стала уподобляться декадансу Европы, этому во многом нигилистичному обществу индивидуалистов – провинциалов. Да, да, Европа стала донельзя провинциальной, пропитанной старческим духом немощи, лекарств и немытым телом, полным самых разнообразных болезней. Это запах глубокой провинции и искать в Европе проблески новой цивилизации не стоит, скорее можно найти образчики старой идеологии, разрабатываемой социалистами в виде самоуправляющегося общества высшей сознательности. Но то, что было бы хорошо для Израиля, стало весьма плохо для России, где эксперимент людей мира зарыл в землю миллионы наших сограждан, включая самих авантюристов пролетарской революции, сгоревших в собственном пламени. Сегодня призраки, скорее, тени коммунизма столетней давности, снова бродят по Европе в поиске места обитания и развития своих утопических идей. И, что самое удивительное, они, скорее всего, своего обязательно добьются, но уже на Ближнем Востоке, где сегодня создаются (в том числе, Россией) условия для осуществления последней утопии человечества. Какое место в этой последней утопии займет Россия? А Китай? России, к нашему всеобщему удовлетворению, никто не позволит деятельно участвовать в осуществлении самоуправляемого общества высшей сознательности – нас всегда считали северными варварами и людьми бескультурными, так как даже религию нам дала Греция – Византия, сама создавшая собственную цивилизацию на обломках древней цивилизации Месопотамии. Поэтому, ни Россию, ни Китай Запад в свою последнюю интригу – утопию никогда не возьмет. Продукцию Китая возьмет, а людей – никогда. Так же произойдет и с Россией, которая неожиданна даже в своей стабильности, не говоря уже о временах большого скачка.

Итак, провинциальная Европа стоит перед своей последней реализацией столетних планов, но это не движение вперед, это движение назад, к истокам мировой истории. Круг, длинной в 2000 лет должен замкнуться, чтобы дать начало новой, вечной жизни на иной, обновленной Земле. Те же, кто не участвует в последней мистерии, предназначены для уничтожения или порабощения. Сегодня уничтожают Россию, а порабощают Китай, хотя Пекин даже не подозревает об этом. Китайцы, задумайтесь, почему все развитые страны мира перенесли свою производственную базу в Китай, только ли из желания сэкономить? Думать такими незначительными тактическими категориями мировая закулиса не будет, у них планы только стратегические и Китаю отведена роль мировых рабов – производителей товаров для всего остального народа, который, отбросив государственные границы и собственных правителей, поклонится одному властителю – Иерусалимскому царю – владыке вселенной. Изжившая христианство Европа, законсервировавшаяся сегодня, представляет собой куколку, но не бабочки, а плотоядной гусеницы, пожирающей все на своем пути. Это удел Европы, стремительно деградирующей до пресмыкающейся змеи, поедающей свой хвост – замыкающей 2000-летний круг мировой истории. Коль скоро, Китаю предназначена роль всемирного раба, то перспективные планы со стороны России строить бесполезно. Нам осталась только одна роль – сохранить то, что есть, и не помышлять ни о каких союзах.

1 комментарий

  • Вадим

    03.10.2020 at 21:13

    Из ТГ Даокедао: «С момента объявления «пояса и пути» в 2013 году, Китай подписал контракты на строительство на сумму 460 миллиардов долларов в более чем 140 странах. Большинство крупных инфраструктурных проектов в глобальном масштабе стоят дороже, чем ожидалось, занимают больше времени, чем ожидалось, и приносят меньше выгод, чем ожидалось. Чтобы еще больше повысить вероятность неудачи, Китай выбрал опасных партнеров: большинство стран, участвующих в «поясе и пути», имеют рейтинги суверенного долга, которые либо являются мусорными, либо не имеют рейтингов.» О чем это говорит? Китаю запрещено инвестировать в развитые страны, т.е. китайская экспансия вряд ли преодолеет Центральную Азию вместе с Ближним Востоком и Африкой. То есть, все инвестиции только мусорные, а там, где есть весьма привлекательные активы — они рассчитаны на своих, китайцев никто не пустит в Европу настолько масштабно, насколько планирует Пекин. Так куда строится Шелковый путь с доктриной «Один пояс, один путь»? Планировщик явно использует Китай для других целей.

Оставить комментарий!