Революция начиналась с террора, но чем она закончится?

Член Союза писателей СССР Марина Кудимова, автор многих поэтических сборников, пишет:

Профессор Бостонского университета Анна Гейфман подсчитала, что в течение года, начиная с октября 1905-го, в Российской империи было убито и ранено 3611 государственных чиновников. К концу 1907 г. это число увеличилось почти до 4500 человек. Вместе с 2180 убитыми и 2530 ранеными частными лицами общее число жертв в 1905—1907 гг оценивается в более чем 9000 человек. С января 1908 г. до середины мая 1910 г. произошло 19957 терактов и экспроприаций, в результате которых было убито 732 госчиновника и 3051 частное лица, при этом 1022 госчиновника и 2829 частных лиц были ранены. Именно восторженно-сочувственное отношение к «бомбистам» литераторов и интеллигенции, убеждена, породило в России беспрецедентный государственный террор 30-х-50-х, как бы его ни отрицали и чем бы ни подмазывали. Тем более что у его истоков стояли профессиональные террористы начала века.

Революционный террор почти всегда перерастает в государственный, у одних стран государственный террор становится внешнеполитической борьбой, у других, как в СССР, борьбой с собственным народом. Террор сопровождает нас больше ста лет, и конца, и края этому террору не видно. Вместе с революционными событиями 1905 года оскудела не только мораль и нравственность в русском народе, но оскудела в душе простого человека любовь к Родине. Еще совершались подвиги в Великую Отечественную войну, еще совершались немыслимые трудовые заслуги простых людей, но уже потухали, чернели души, становясь все более и более невосприимчивы к русской этике, главным ядром которой была нравственность и обостренное чувство справедливости.

Террор всегда является порождением ненависти власти к простому человеку и ответной ненавистью простых людей к представителям власти. Террор принимает любые формы манипуляции сознанием с большой охотой, так как в моменты наивысшего напряжения нравственных свойств, душевные качества человека размягчаются, становятся податливыми, как глина. И из этой глины умелые руки политических провокаторов и манипуляторов создают среду, угодную им – будущим или ныне действующим революционерам. Сегодня, когда мир едва – едва сотрясают далекие отголоски окраинных революций, но, тем не менее, террор только нарастает, грядущая мировая революция никуда не делась, но лишь затаилась в гибридных формах своего существования: то пандемии коронавируса, то цифровизации и тотальной слежки, то деспотии либерализма, создавая множественность сетевой революции. В узловых точках напряжение пока еще небольшое, но теракты стали явным свидетельством того, что это напряжение растет.

Великая Французская революция, начавшаяся с террора, идет уже больше 200 лет, и не собирается заканчиваться. Ее перманентный образ был воспет коммунистами, но более точно отразился в строчках Л.Д.Троцкого, где конечная цель этой перманентной революции заключалась в полном отмирании национального государства ради саморегулирующегося общества высшей сознательности. О, если бы это была простая утопия, то она бы прекратила свое существование еще в тридцатые годы, но она никуда не ушла из нашей жизни. Следовательно, конец еще не наступил, до конца еще далеко, и много крови еще прольется в продолжение этой мировой революции. Много судеб будет разрушено.

Террор, как форма межгосударственного влияния, как форма подчинения чужому влиянию национальной администрации, как форма введения страха в жизнь общества, весь XX век с продолжением в XXI веке весьма успешно применяется не какими-то «народовольцами» или «эсерами», а целыми государствами. Это только на первый взгляд кажется, что А.Брейвик был одиночкой, но за ним стояли конкретные люди из спецподразделений, использовавшие психически больного человека для своих целей. Каких? Создания страха в обществе и снятия большого объема данных с общественного влияния теракта на острове Утойя. За десять лет с момента норвежского теракта были несколько французских, британских, испанских, бельгийских и немецких терактов, не говоря уже о российских. Теракты поддерживают высокий градус страха в обществе, но кроме этого, прямо заявляют гражданам страны, что власть не справляется с обеспечением безопасности. На фоне роста разобщенности между властью и народом, теракты занимают весьма значительное место в этой разобщенности, так как оставляют шрамы на сердце общества, которые могут кровоточить.

Но кому же так необходимо постоянно увеличивать пропасть между обществом и властью? Тем, кто стремиться разрушить национальную государственность, чтобы создать мир без межгосударственной конкуренции, мио без противостояния нравственности, культуры, религии и рас. Тем, кто больше двухсот лет ведет непрерывную борьбу, эту перманентную революцию, выросшую из французских терактов революции и взятии никому не нужной Бастилии, как символа прежней власти, исключительно ради собственной утопии нового человечества. Ныне эти малые Бастилии громят по всему миру, создавая узловые точки напряжения, увеличивая пропасть между обществом и властью. Нет ни одной страны мира, возможно, за исключением Китая и КНДР, где бы не происходило роста террористической активности. Может быть, Китаю предстоит важнейшая роль в разрушении прежнего мира, поэтому теракты на его территории не происходят до поры?

Сегодня мы видим, как сильные мира сего все больше и больше, наверняка, намеренно, а не случайно, переходят в возрастную категорию престарелых политиков, для которых гораздо важнее сохранить то, что имеют, чем противодействовать наступлению нового мирового порядка. Гораздо проще обвинить в терактах Иран, Россию, талибов, палестинцев, вообще арабов, чем создавать образ народного государства на собственной территории. Очевидно, что только народное государство с широким общественным участием в управлении страной и обществом, может весьма успешно сопротивляться любым терактам, любым революциям. Но власть либералов никогда не пойдет на уменьшение собственного влияния ради вовлечения народа в управление страной. Капитал будет категорически против, следовательно, нынешняя тенденция перманентной революции будет только усиливаться в мире, создавая новые узловые точки напряжений.

Можно не сомневаться, что узколобое упорство либералов обязательно приведет к торжеству этой перманентной революции, и этому есть одна главная причина. Что либеральные республиканские власти собираются сохранять сегодня? Капитализм? Но его уже нет в том, первоначальном виде, добавленную стоимость больше не создают в постиндустриальном мире. Либеральный гуманизм, вынужденный социализм власти капитала, трансформирующийся сегодня в инклюзивный капитализм равномерного распределения и базовый доход граждан страны? Не кажется ли вам, что это очередная утопия, не имеющая под собой никаких оснований, ибо победить природную алчность человека нельзя? Либералы сохраняют сами себя!

Можно с грустью констатировать, что современные властные элиты не способны сопротивляться неизбежному наступлению мировой революции поражения государственности по всему миру. Даже в России сегодня на самом высоком уровне (на прошедшем экономическом форуме во Владивостоке) говорят о необходимости строительства трех – пяти новых городов – миллионников в Сибири, но за внешней привлекательностью этих мегапроектов явно скрываются иные цели. Власть осознает, что в самом недалеком будущем не сможет удержать всю Россию, и уже сегодня начинает делить нашу огромность на части. Что это, как не первые результаты успешности перманентной революции против государственности? Можно ли поверить в то, что внезапно у российской элиты появилась цель и образ будущего, который необходимо претворить в жизнь, после 20 лет сбережения того, что есть? Невозможно!

Поэтому оставим эти планы элите – пусть развлекаются за бюджетный счет. Нам же гораздо важнее понять времена, их постоянно ускользающий смысл будущего. То, что количество терактов постоянно растет – может убедиться каждый, достаточно посмотреть мировую статистку, но не совсем понятно, как эти тенденции расширения терактов сказываются на приоритетах перманентной революции. Чья государственность будет разрушена первой, что за этим разрушением последует и как народ, лишенный государственности будет осуществлять свою жизнь? В рамках отдельно взятой страны такой процесс невозможен, ведь согласно теории управляемого хаоса Стивена Манна, общество неизбежно создаст новую критическую реальность, то есть, новое государство. Цель разрушения не будет достигнута, следовательно, речь должна идти о целом слое государств, объединенных территориально. Например, в Европе, где разрушение государственности только поспособствует консолидации ЕС.

Иными словами, перед нами уже есть готовая структура нового мирового кластера, в котором ставится задача избавления от национальной государственности ради блага всех. Не ради ли этого, пресловутого блага для всех затевались революции во Франции, в России, в Китае и в других странах? Еще одна структура, прекрасно подходящая для нового мирового кластера – это США, которые могут быть расширены до Северо-Американского союза. Китай вполне может построить свой Восточно-Азиатский союз, в Африке можно создать свое объединение, но что делать с Россией? Включить в ЕС от Лиссабона до Владивостока? Но это бы означало полное исчезновение России и русского народа с его тысячелетней цивилизацией. Европейские страны ничего не теряют – Россия теряет все. Поэтому нам нужно сохранять свою идентичность изо всех сил, даже вопреки логике общемирового развития, ибо там, где нет России, нет ничего.

Подписывайтесь на наш канал в Телеграм

Оставить комментарий!