Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче

Синода

22 октября 1956 г. Архиерейский Собор Русской Православной Церкви заграницей постановил:

Установить день убиения Царской Семьи днём русской скорби, днём всеобщего покаяния и поста. Русские не устояли в своём предназначении, попрали Божеские законы, попустив взять власть над русской землёй гонителям Христовой веры, совершиться бесчисленным злодеяниям и даже допустить убийство Помазанника Божиего — православного Царя вместе с его кротким христианским семейством. По непреложности Своих святых заповедей, за все эти беззакония Господь строго наказал наше отечество, но по Своему беспредельному милосердию не истребил нас до конца и лишь ждёт нашего покаяния, чтобы снова излить Свои милости на всех нас. День всенародного покаяния приурочивается ко дню русской скорби — убийству царской семьи.

Это все очень правильно, но есть вопрос: в храмах РПЦЗ прошли молебны с покаянным каноном? Существует такое молебное прошение о покаянии в грехе цареубийства? Если нет, то все эти обращения Архиерейского собора к пастве – ничто. Только в соборном единстве Церкви можно принести деятельное покаяние в злодействе 17 июля 1918 года. Пока Церковь не собрала весь русский народ на молебен с коленопреклонением священников на амвоне и прихожан в храме, говорить о покаянии в грехе цареубийстве не приходится. То, что происходит без церковной соборности – это самочиние, имеющее значение только для одного человека, но не для нации в целом. Итак, весь священнический и монашеский клир должен преклонить колена в покаянном прошении вместе с народом в храмах 17 июля, и эту молитву или ектенью нужно включить в литургический канон. Пока этого нет, пока РПЦ наследует Священному Синоду, утвердившему прошение о Временном правительстве, никакого покаяния не будет.

Но есть еще один аспект церковной жизни, который необходимо преодолеть прежде любых монархических начинаний в России, даже покаянного соборного молебна, если таковой все же состоится. Русская православная Церковь должна вернуться к своим истокам – Святейшему Синоду Российской Церкви. Согласно данным архивов, еще днем 2 марта 1917 года, до появления утром 3 марта так называемого послания «Начальнику штаба» Государя Императора Николая II, члены Святейшего Синода, включая будущего Патриарха Тихона, вошли в контакт с Исполнительным комитетом Государственной Думы и тем самым стали прямыми поборниками революции и предателями Царя, и присяги Николаю II. 5 марта новый обер-прокурор Святейшего Синода В.Н.Львов вместе с митрополитом Киевским Владимиром вынесли из зала заседаний Синода кресло Николая II, одновременно провозгласив молебное пение во всех храмах «Богохранимой державе Российской и благоверному Временному правительству ея».

Предпоследний акт предательства архиереями своего Царя и Самодержавия звучал в послании всем верным чадам Российской Церкви: «Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни.» В этот момент прежний Синод перестал существовать, а 27 апреля 1917 года Временное правительство упразднило Святейший Синод, хотя еще 4 марта утверждалось, что отныне Церковь отделена от государства и может существовать самостоятельно. Был образован новый Священный Синод, ничего общего не имевший с прежним Синодом, кроме некоторых его членов, включая вошедшего архиепископа Сергия (Старгородского), будущего «сталинского» Патриарха. Начавший работу Поместный собор в праздник Успения Пресвятой Богородицы, собранный на деньги, предоставленные Временным правительством по распоряжению А.Ф.Керенского, ни разу не обратился к Временному правительству с просьбой о посещении Николая II в узилище. Российская Церковь медленно исчезала из русской жизни России вместе с Помазанником Божиим, не оставившим свой пост до самой казни в подвале дома Ипатьева 17 июля 1918 года. Эта позорная страница в жизни Русской Церкви до сих пор не перевернута, и пока она существует, ни о каком Соборном покаянии речи быть не может.

Можно смело утверждать, что в церковной среде до сих пор идут споры о последнем Русском Царе, иерархи Церкви участвуют в дичайшем, глумливом деле по исследованию останков из Поросенкова Лога, выдавая их за останки святых Царственных мучеников. Такое положение еще больше усугубляет разрыв между Церковью земной и Церковью Небесной. Но ни в земной, ни в Небесной Церкви изъяна быть не может, так как глава Церкви Иисус Христос, а утверждалась она на крови мучеников и исповедников христианской веры. Следовательно, те обновленческие процессы, которые до сих пор идут в РПЦ, будут исторгнуты из нее Промыслом Божиим, только никто не знает, когда. Как налетел вихрь мгновенного ослепления русского народа в марте 1917 года, так будет и в этот раз, только с иным знаком, когда прозреет народ русский и пойдет бранью на своих негодных архиереев, которым дан всего лишь один шанс – признать останки из Поросенкова Лога подлинными или признать их ложными.

Сегодня нет Временного правительства, в деятельности Русской Церкви не принимает участие Исполнительный комитет Государственной Думы, некого предавать, кроме русского народа и России, но, тем не менее, что-то заставляет архиереев РПЦ идти против своей совести, против веры, против клятв, данных при рукоположении. Власть светская, безусловно, может оказывать определенное влияние на Священный Синод и на Патриарха, так как финансово и деятельно участвует в судьбе РПЦ, но принудить Церковь к исполнению собственных указаний власть не может и не станет, ибо голос Церкви во все времена, даже в тяжелейшие годы большевистского гонения, имеет большой вес для русского народа. Поэтому, участие в подлоге явно вытекает из наследия нынешнего Священного Синода тому, который 2 марта 1917 года принимал участие в Февральской революции и стал революционным, красным Синодом. Это наследие не отпускает из своих рук тех, кто стал преемниками «красных митрополитов», именно поэтому существует нынешнее святотатство с останками святых Царственных мучеников, как в 1917 году совершилось предательство членов Святейшего Синода своего Помазанника Божия – Николая II. В этом смысле предательства, наследие нынешнего Синода зиждется в деятельности Синода образца марта – апреля 1917 года.

И все же, возможно ли возвращение Самодержавия в России, как залог преодоления Великой русской смуты, длящейся уже сто лет? Возможно, но только через преодоление наследия синодов в революцию, через Соборное покаяние и включения в литургический канон прошения о даровании России Царя и молебном пении в покаянии греха Цареубийства. Триединая формула Синод – Собор – покаяние может сделать возможным эволюционный переход от республиканской формы правления к монархической, но сегодня предпосылок к такому мирному переходу, похоже, не наблюдается. Неужели Великая русская смута закончится всеобщим хаосом, в котором снова появятся ложные ориентиры, революционеры – проходимцы или те, кто строит планы цветной революции в России, используя для этого одновременно «навальнят», гражданскую платформу А.Кудрина, цифровую экосистему Г.Грефа или какую-то еще глубоко законспирированную группу людей, чьи планы вряд ли связаны с будущим русского народа и России?

Вместе с тем, нужно понять всем, желающим возрождения монархии или проведения Соборного покаяния в грехе Цареубийства, что в сегодняшнем положении Русской Церкви, в нынешнем менталитете власти Кремля, в раздробленном наследии Русской Цивилизации, ничего подобного не будет – нет мистических основ для такого, во многом сакрального действия. Нужны определенные предпосылки, нужно стойкое желание русского народа русского же монархизма, нужно огромное почитание Николая II и всей его семьи. Но кроме ментальных основ возрождения Самодержавия, нужна экономическая платформа, на которую будет опираться иной, отличный от нынешнего, строй. Плюс к экономическому базису должна быть выработана концепция: абсолютная монархия или конституционная, ограниченная законом, парламентом, Поместным Собором или как-нибудь еще. Иными словами, необходимо проведение распущенного большевиками Учредительного собрания, как формы съезда представителей народов России. Без этой (снова) триединой формулы: Экономическая платформа – политическая концепция строя – Учредительное собрание (съезд народных представителей), ничего решить не удастся.

Впрочем, символы будущего строя уже прорисовываются сегодня. Это: социализм обобществленной собственности, широкое народовластие, ответственная представительная власть, что явно говорит о трансформации республиканского строя, но не его полное исчезновение с заменой на некий самодержавно – народный строй. Видимо, республика, в виде монархической республики или народной республики, все же ближе русскому народу, отвыкшему за сто лет от монархизма, чем власть одного лица, Самодержца, неограниченная ничем, кроме его воли. Вряд ли совершится именно такой, авторитарный поворот в русской истории, следовательно, нужно прорабатывать те императивы, которые есть сегодня и могут возникнуть в будущем.

Символы этого республиканского будущего есть сегодня, и они пребывают в соединении символов СССР и символов Российской Империи самодержавной власти, что само по себе весьма странно, но так уж было устроено в «ревущих 90-х». Двуглавый орел в Кремле соседствует с рубиновыми звездами КПСС, демократическая Государственная Дума, наследующая такому же образованию в Российской Империи, соседствует с мавзолеем Ленина – вождем РСФСР, наследующим Временному правительству, упразднившим прежнюю Государственную Думу. И так во многом. Дуализм власти, сложившийся в 1905 году, продолжается и поныне, следовательно, этому дуализму не будет смены и в будущем. Республиканский строй может трансформироваться во множество форм, главная из которых может содержать в себе социализм и монархизм, народовластие и третейское судейство наследственной власти. В России возможно все, ибо творческому потенциалу русского человека нет границ.

Подписывайтесь на наш канал в Телеграм

Оставить комментарий!