Парадоксы России: судебная система и справедливость

Публицист Александр Халдей пишет в газете Завтра:

Судебно-полицейская система — это инструмент передела и сохранения власти и собственности. И как только оппозиция дотянется до власти, эта система немедленно станет её устраивать и будет служить её клановым и классовым интересам. При сохранении всех тех качеств, которые так её не устраивали, когда она была вне власти. Существующая судебно-правовая система всегда была такой, какой она есть, и всегда такой будет. Её задача не справедливость доказывать, а защищать позиции правящего класса, что невозможно без подавления оппонентов по политическим установкам. Большевики обвиняли царские суды в сатрапии, но красный террор превзошёл все царские судебные изъяны во много раз. Репрессии тридцатых годов так же не имели прецедента в Российской Империи. Никакая судебная система государства в принципе не может быть местом поиска справедливости. Ибо справедливость понятие относительное и у каждого человека разное. Любая прорвавшаяся к власти группа непременно со временем раскалывается на защитников системы и её ниспровергателей. На строителей и революционеров. Никакая судебная система в принципе не может быть справедливой, и никакая процедура не способна эту справедливость гарантировать. Процедура это инструмент манипуляции, а не гарантия защиты справедливости. Порочный человек не может судить непорочно. справедливость это моральная, а не правовая категория. Суд это место технологов, а не собрание мудрецов. А технологию определяет тот, кто систему спроектировал.

Чтобы поразмышлять над вечными проблемами человечества, этот весьма интересный текст Александра Халдея необходимо разбить на несколько простых утверждений:

  1. Судебно правовая система является инструментом сохранения власти и собственности в государстве,
  2. Нынешняя оппозиция Кремлю, получив власть в свои руки, немедленно станет использовать судебно правовую систему для удержания власти и собственности,
  3. Судебно правовая система защищает не справедливость, а позицию правящей элиты во главе страны,
  4. Справедливость это понятие моральное, а не правовое,
  5. Судебно правовая система не может служить делу справедливости, так как является источником манипуляции со стороны правящей элиты,
  6. В любой системе власти есть те, кто служит государственному строительству и те, кто стремится к новой революции, как переделу собственности.

Самый главный итог размышлений А.Халдея это невозможность судить справедливо, непорочно, так как любой человек порочен от рождения, то есть, обобщая все вышесказанное можно сделать предположение, что никакой строй в человеческой истории не является справедливым, так как на вершине руководящего Олимпа всегда идет борьба за самые прикормленные места и суды, являясь средством подавления потенциальных революционеров, всегда стоят на страже того строя, который они олицетворяют, являясь в республиканском государстве третьей силой после исполнительной и законодательной власти. Все эти размышления весьма справедливы для республиканско буржуазного строя, в основе которого лежит частная собственность и партийный парламент, не являющийся выразителем народных чаяний, так как любая политическая партия всегда стремится к власти и обогащению за счет лоббирования интересов частного капитала и крупных собственников, то есть во всей вертикали власти вряд ли найдется кто нибудь, кто работает на государство и нацию, так как в республиканском строе подобное невозможно по причине власти частного капитала и частной собственности. Исключение представлял собой СССР времен И.В.Сталина, но именно этот период крайне нелюбим нынешними либералами, также, как и православная монархия, то есть, в Российской Империи и в СССР времен И.В.Сталина государственная власть стояла на страже справедливости, под которую подстраивались суды, исполнительная и законодательная власть, которая, в случае православной монархии, принадлежала Царю или, как в случае СССР времен И.В.Сталина подчинялась лично Вождю нации.

Присяга судьи в Российской Федерации, которую приносят все судьи России при назначении на должность:

Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят мне долг судьи и моя совесть.

Позвольте, слова о беспристрастности и справедливости есть, но, согласно А.Халдею, такого понятия в судебной практике нет, и быть не может! Как же так? Надо полагать, что статья А.Халдея, направленная против судебного и полицейского произвола во время летних московских митингов, намеренно вводит понятие справедливости в моральную категорию общества, отвергая ее наличие в судебно правовой системе, совершенно забывая о том, что судейская практика и законы создавались ради справедливости и для поддержания справедливости в обществе. То, что сегодня происходит в любом республиканском строе, независимо от формы собственности, это узурпация понятия справедливости за властными рычагами управления государством и обществом, когда судьи рассматриваются продолжением полицейской защиты вертикали власти и ее представителей от народа, а также имущих обладателей собственности от охлоса и плебса. То, что все судьи нарушают данную при назначении на должность клятву это преступление не только перед народом, но и перед государством, это, своего рода, государственная измена, так как продажными судьями обязательно воспользуются те, кто уже сегодня замышляют революцию, и эти судьи, как справедливо замечает А.Халдей, завтра будут верой и правдой служить тем, кого они сегодня отправляли в застенки, с удовольствием закрывая от общества тех, кто еще вчера помыкал ими, заставляя опасаться будущего гнева. Современные судьи являются государственными изменниками еще и потому, что своими руками создают революционную среду, нарушают устойчивость государства. Если бы судьи и присяжные в 1911 году вынесли справедливое решение по делу Менахема Бейлиса, то Февральская революция 1917 года не состоялась. Видите, какие последствия бывают от судейского решения для судеб всей нации и государства всего лишь по одному делу об убийстве Анрюши Ющинского.

Детерминированность ныне происходящих событий в России на революцию обусловливается фактическим запретом со стороны власть имущих на поддержание справедливости для русского народа, для тех миллионов неимущих, которые вынуждены влачить буквально растительное существование без правовой и полицейской защиты, без должного образования, без нормальной медицинской помощи и без будущего, которое туманно и беспросветно, во многом благодаря тем судьям, чиновникам и представителям элиты, которые справедливость понимают, как средство собственного доминирования, превратив основу государственного строя в моральную категорию, которую оказалось очень легко разбить на справедливость для класса имущих и на справедливость для класса неимущих. Однако такое деление основы государства справедливость, которая не может быть частным, но всегда опирается на всю нацию культуру, традиции и вероисповедание, неизбежно приведет к революционным событиям, так как, согласно А.Халдею, в России не осталось строителей государственности, но вся элита разделилась на революционеров, как и само государство, которое в основе своей уже подразумевает два типа справедливости, одна для демоса (имущих) и другая для охлоса (неимущих). При этом дуалистичный подход к справедливости также характерен для всех участников правящей элиты, которые ненавидят друг друга только потому, что понимают справедливость, не как общенародную категорию цивилизационного выбора нации, а как собственную мораль, входящую в противоречие с моралью оппонента. Но, разделяя справедливость на категории диктата одних над другими, государство не укрепляется, а разрушается:

Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет, и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит. (Мф.12-25)

И судебно правовая система стоит на первом месте по разрушению государства, так как, являясь клятвопреступниками, принесшими справедливость в служение классу имущих, правящая элита, куда входит судейский корпус, все больше и больше отдаляется от народа, создавая, тем самым, революционную ситуацию по Ленину:

Для революции недостаточно того, чтобы низы не хотели жить, как прежде. Для неё требуется ещё, чтобы верхи не могли хозяйничать и управлять, как прежде.

О чем говорит это утверждение? О том, что процесс распада всегда захватывает все общество, без деления на имущих и неимущих, так как неимущие постоянно отдаляются от класса имущих (растет неравенство, попираются права простого народа, возрастает элитность правящего класса, ему доступны те блага, которые недоступны другим), но и в классе имущих нет единства по причине зависти, желания занять более высокое положение и завладеть имуществом оппонента. Но одновременно с этими системными противоречиями растет неспособность элиты руководить по старому, так как изменения, постоянно происходящие в обществе, вынуждают реформировать систему распределения в государстве, но элита боится нарушить свой межвидовой и клановый баланс, боится приступить к модернизации самого строя, следовательно, для всей вертикали власти проще перейти к репрессиям, чем к созидательному труду, тем более, что строителей, согласно определению А.Халдея, в управлении государства не осталось, так как в современной России прав тот, кто умеет лучше другого распределить финансовые потоки и притупить бдительность кремлевских охранителей, как за счет хитромудрых схем, так и за счет подношений. Но создать неразрушимую систему мешает конкуренция и деление справедливости на мое и их. Как сделать так, чтобы справедливость, не как честное мнение или моральное право групп людей, снова восторжествовала в России, снова стала достоянием всех и каждого? Для этого, прежде всего, справедливость должна стать прерогативой нации, опирающейся на русскую культуру, традицию и православную веру, никакая группа лиц не имеет права узурпировать понятие справедливости, которое имеет исключительно национальную окраску и вне ее существовать не может, ибо просто перестает быть справедливостью.

Выше мы уже выяснили, что справедливость в наиболее приближенном к идеальному осуществлению была в царской России и в небольшой период СССР Сталинского правления, когда справедливость из партийной категории перешла в разряд общенациональной, так нелюбимой нынешней либеральной демократией класса имущих. Поэтому в соединении русской православной монархии с социализмом общегосударственной собственности и рождается та подлинная русская справедливость, которая должна стать основой нового государственного строя, наравне с исполнительной и законодательной властью, которая не должна принадлежать партийному меньшинству парламента и классу имущих правящей элиты, но должна служить только делу строительства государственности и росту благосостояния народа. Никаких иных целей и задач нет, а если кто то видит русскую идею в наднациональном, мировом мессианстве, то это либо враг, либо государственный изменник пусть Китай рука об руку с англосаксами работает над собственным мессианством Иерусалимской монархии тысячелетнего царства свободы, равенства, братства, в России же должно наступить царство русской справедливости, русского мировоззрения и русского хозяйствования, в основу которого должен быть положен социализм общегосударственной собственности, тогда и справедливость будет для всех, а не только для избранных, как сейчас в России, где низы не хотят, а верхи не могут.

Ипатьев К.Ф.(майор ГРУ в отставке)

Оставить комментарий!