От социализма к Самодержавию

Социальная, хозяйственная и нравственная разница между республикой и Самодержавием огромна и во многом непересекаема, так как цели и задачи монарха и президента (премьер-министра) абсолютно разные, происходящие из того образа будущего, которое строят столь разные руководители государства. Президент ищет славы собственной в народе, в окружении, в законе и в самом государственном устройстве, именно поэтому либерально-демократическое устройство большинства республик в мире изначально закладывает защиту от диктатора – ротацию президента, обязательное условие его сменяемости. Напротив, монарху нет нужды заискивать перед народом, перед собственным окружением и перед законом, поворачивая этот закон в свою собственную пользу, ибо монарх заботится только об одном – преемственности самодержавной династии вкупе с устойчивостью самого государства, как общности власти и народа, целей и задач, нравственности и этики государственного строительства, сохранения культурного и цивилизационного кода. Любое изменение этих простых положений самодержавной власти приводит либо к смене династии, либо к смене государственного строя. Президент опасается только за самого себя, монарх – за Державу, как основу собственной династии. Президент стремится обезопасить собственное будущее, монарх – будущее Державы, нимало не заботясь о собственной безопасности, которая неразрывно связана с целостностью самого государства. Падение царской династии всегда приводит к ослаблению государственности: так, смута начала XVII века сделала Россию местом приложения польского властолюбия и боярского предательства, когда целостность страны была под очень большим вопросом. Падение Самодержавия в феврале – марте 1917 года привело к крушению государственности и к новообразованию РСФСР.

В то же время падение президентской или иной формы власти (например, Генерального секретаря правящей партии) не приводит к ослаблению государственности, которая наступает раньше смены руководителя страны, так как основой республиканской государственности всегда выступает народ, ибо только народ легитимирует президента, а не наоборот, как в Самодержавии. Крушение СССР не было вызвано ослаблением власти первого президента – М.Горбачева, но слом Красной империи производился целенаправленно в самой правящей партии и ее партийной номенклатуры. К тому же выводу можно прийти и сегодня, глядя на разрушающуюся структуру государственной власти России, которая уже не способна руководить страной, но народ-то остался прежний и границы никто не собирается изменять после смены одного президента на другого – основной республиканский принцип, заключенный в статье 3 Конституции РФ: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ» — остается неизменным, следовательно, никакого беспокойства за будущее России не должно наступать при смене обитателя Кремля. Однако смена монархической династии всегда приводит к ослаблению государственности, к брожению народных масс, к созданию сепаратизма в многонациональной России, когда этнические элиты получают возможность реализовать свои планы на упрочение собственной власти, становясь не частью целого, но обособленного национально-этнического образования. Разрушение власти от Бога совсем не тождественно разрушению власти от народа, ибо народ, как был, так и остается носителем суверенитета и власти, а утрата монарха с одновременной утратой царской династии неизменно ввергает страну в смуту и гражданскую войну, которая происходит тем сильнее, чем большие противоречия создаются в среде правящих элит.

Впрочем, внутри даже самой устойчивой республиканской власти могут назревать такие противоречия, которые неизбежно приводят к революции и ослаблению государственности, начавшей делиться на управляющие региональные элиты, каждая из которых стремится сохранить собственное влияние. Именно к этой опасности революционного хаоса может двигаться сегодняшняя республиканская государственность, когда народ, делегирующий право на власть, будет подвергаться самой изощренной манипуляции со стороны тех, кто решил начать бороться за власть. Такая республиканская революция не приводит к смене самой республики, но лишь производит ротацию одной правящей элиты на другую. Угрозы самому государственному строю не создается, кроме передела собственности, который, в большинстве своем мало касается напрямую народа, лишь косвенно, в виде снижения доходов домохозяйств, впрочем, на небольшой срок. Этим защитным механизмом обладает только республика, которая может принимать любые формы, не разрушая самого принципа государственности, в то время, как слом монархической династии всегда разрушает государственность, построенную на этике и системе ценностей той династии, которая право правит. Данное от Бога, да человек не разрушает! Но простому обывателю трудно понять сам принцип сакральности власти монарха, который полностью отсутствует у республиканского президента, именно поэтому защитный механизм царской власти – это дворянство, созданное службой монарху. Впрочем, говорить о новом русском дворянстве, как необходимой основе монархического строя бессмысленно и непродуктивно.

И, если с республиканской властью все более-менее понятно, то с Самодержавием возникает огромная масса вопросов, на которые нужно отвечать сегодня, ибо без ответов на эти вопросы в русском народе не возникнет необходимость реставрации Самодержавия и республика продолжит свое дальнейшее существование, например, в виде СССР-2.0 в самых причудливых его формах, либо копирующих «социализм с китайской спецификой», либо создающих новые идеи социальной справедливости в сосуществовании государственной и частной собственности. Вопрос о собственности сегодня – это краеугольный вопрос социальных и производственных отношений в России, когда примат собственности создает этику власти и отношение связки народ-власть. Нынешняя либеральная элита служит только собственному благополучию и буквально балансирует на краю пропасти, пытаясь сделать из нищего народа «новую нефть», понимая, что отягощение русского народа новыми налогами и тарифами может привести к социальному взрыву, но и не делать столь опрометчивых шагов в Кремле не могут, так как, в противном случае придется распечатывать кубышку, буквально раздавая деньги народу. При этом 85 регионов и 22 республики постоянно требуют финансовой разверстки, не имея дальнейшей возможности оплачивать кредитами под 16% годовых социальные обязательства, которыми Кремль нагружает региональную власть, перекладывая собственную ответственность на регионы. Но в Кремле забывают, что таким образом власть формирует внутри своей корпорации островки неподконтрольной элиты, которая вполне может возбудить народ к неповиновению, и это, учитывая вовлеченность правящей элиты в западные ресурсы, ни в коем образе не приведет к повторению Новочеркасского расстрела 1962 года, в результате чего Н.С.Хрущев лишился своего места на вершине власти в СССР.

Кремль удивительным образом делает все, чтобы перенести украинский сценарий на российскую действительность, но с большим масштабом и с большими жертвами. То ли это отражение помутнения рассудка, то ли отсутствие критического мышления в правящей элите, но мы все можем стать свидетелями новой революции, как республиканского образа борьбы за власть. То, что в результате, похоже, неизбежной революции, не произойдет установления Самодержавия – можно не сомневаться – смены правящего строя не будет, ибо у Самодержавия очень мало сторонников и практически нет основы в народной среде, ведь никто не объяснил людям значимость и необходимость Самодержавия. Но то, что реваншизм социализма возможен и будет тепло встречен огромными массами русского народа – в этом можно не сомневаться. Поэтому, господа монархисты, нужно следовать в русле народных чаяний, а не подгонять под собственные идеи желание невозможного сегодня. Что будет завтра – покажет время, но сегодня Самодержавие в России не выглядит насущной необходимостью, потребностью миллионов. Однако подобное утверждение ни в коей мере не предполагает отказа от разработки монархической идеи в России, она должна стать всего лишь двусоставной – от либерализма к социализму и от социализма к Самодержавию. Пройти мимо социалистических преобразований в России нельзя, невозможно, ибо отрицание нынешнего либерально-капиталистического управления Россией неизменно вызывает к жизни возвращение к государственному, беспартийному социализму. Беспартийному потому, что русскому народу больше не требуется никой клон КПСС, ни в форме КПРФ, ни в виде ЕР или ОНФ. Социализм должен быть самодостаточен и сочетаться с возможностью частного предпринимательства, никакого идеологического диктата наш народ уже не потерпит, так как ветры свободы 90-х при всем ужасе экономической разрухи, продолжающейся и сегодня, прочно вымели коммунистический сор из голов миллионов наших сограждан.

Итак, господа монархисты, все мы должны очень четко понимать, что ни завтра, ни послезавтра Самодержавие не возникнет в России, оно должно пройти определенный, длинный ли, короткий ли путь – мы не знаем, но перешагнуть через реставрацию социализма в России нельзя, невозможно, ибо это идет вразрез с народными желаниями, а то, что идет вразрез с чаяниями народа – то нежизнеспособно и может существовать лишь некоторое время. Большевики угадали самую суть желаний народа – своей собственности без эксплуататоров, всем казалось, что государство в виде эксплуататора – это меньшее зло, нежели капиталист, так как капиталист богатеет только для себя, а государство – для всех. Именно поэтому государственное принуждение не приносит психологической усталости русскому народу, а капиталистическое принуждение с его, во многом уродливыми формами, влечет сильную психологическую усталость, выливающуюся в недоверие к власти. Лозунг «земля крестьянам, фабрики рабочим, мир народам» сегодня неактуален, важнее принцип социальной справедливости, достижимый только с обобществлением собственности, то есть, новый образ России, это не близлежащая монархия, а обобществленная собственность на землю, недра, воды, леса и финансовую систему с градообразующими предприятиями.

Люди сегодня устали от бесплодных обещаний и давно хотят от власти реальных дел во благо страны и народа, поэтому в ближайшей перспективе следует ожидать именно социалистической революции, а не монархической, ибо монархической революции не может быть ни в какой форме, ибо волеизъявление граждан – это не революция, а вдумчивое желание совместить земное с Небесным. Когда можно провести Общероссийское собрание по выбору монарха и правящей династии с одновременным установлением самодержавного строя? Только после преодоления нынешней разрухи и слабой государственности, которую невозможно преодолеть иначе, как при помощи социализма, способного в кратчайшие сроки восстановить утраченное после приватизации 90-х. Поэтому не будем утопистами, но станем мыслить последовательно: от простого к сложному, от частностей к общему, никогда не забывая главного – укрепления российской государственности и благосостояния русского народа. Эти две ключевых позиции «все для общего блага» должны стать лейтмотивом любой политической деятельности, а не оторванные от реальности невыполнимые утопии, которые только удаляют думающих людей от той цели, которой необходимо следовать. Итак, Самодержавие в России невозможно без установления социализма с национализацией земли, недр, вод, лесов и финансовой системы – этот путь необходимо пройти. Впрочем, никакого иного пути для преодоления нынешней зависимости России Западу нет, ибо социализм доказал свое преимущество для российской государственности, в корне отличающейся от европейской и азиатской. Поэтому нужно реализовывать то, что хорошо, имея цели, как тактические, так и стратегические, но ни в коем случае не впадать в бесплотные мечтания, не имеющие под собой реальной политической, нравственной и цивилизационной подоплеки.

Оставить комментарий!