Опасное дыхание революции

За последние полтора года с момента начала кремлевского переворота в отстранении Д.А.Медведева и А.Чубайса, введения коронавирусного локдауна с продолжением в виде принудительной вакцинации, а также постоянно растущей нищеты нашего народа, российская элита словно бы замерла из-за боязни сделать следующий шаг. Но попытка сделать этот шаг должна была состояться еще осенью прошлого года, ведь именно к осени готовилось внесение изменений в Конституцию, когда день голосования 1 июля 2020 года президент В.В.Путин называл безупречным днем. Однако ничего не состоялось и российская элита вместе с президентом снова спряталась в коронавирусном бункере с редкими вылазками на свет Божий. Страх перед грядущим парализует Кремль, вынуждая элиту делать ошибочные шаги. Страх перед грядущим вынуждает идти к Дж.Байдену с поклоном не только президента В.В.Путина, но и начальника Генерального штаба В.Герасимова, присутствовавшего еще и на освящении православного собора в Казани. Кстати, а где С.К.Шойгу? Вообще, российская элита ведет себя явно неадекватно происходящим событиям в России, что отмечается политологами и наблюдателями. Писатель В.Винников:

«Люди — новая нефть» — по-своему очень точный и правильный лозунг. Нефть можно перерабатывать и разными способами «сжигать» — опять же, с пользой для государства и для тех, кто «Государство — это мы». Но, во-первых, такая установка имеет своим продолжением «после нас — хоть потоп», а без подпитки имеющийся ресурс просто истощается, рано или поздно. И здесь мы уже переходим к тому, что во-вторых: «нефть» могут и поджечь — известные внешние и внутренние силы. В ненужном месте, в ненужное время и ненужным способом. С понятными последствиями для тех, кто считал себя полным и безраздельным владельцем столь огнеопасного «актива». Социально-экономическая модель 1990-х—2010-х годов в России, основанная на неограниченной свободе финансовых транзакций и заниженном обменном курсе рубля (авторы – Кудрин и ко) не просто изжила себя — она стала уже токсичной, смертельно опасной для страны и общества. Технологичных вариантов для того, чтобы «раздавить гадину», более чем достаточно. А существование «Большой России», чьи «границы нигде не кончаются» без русских невозможно.

Писателю хорошо – он так видит, а что делать простому гражданину России в тот момент, когда запахло революцией, как утверждает В.Винников? «Раздавить гадину» — какую, о чем идет речь? Если о лидерах либерально-экономической системы, стоящих на службе интересов глобального капитализма, то от перемены мест сумма не изменится, ведь внешнее управление Россией принадлежит трем странам: США, Великобритании и Франции, чьи элиты открывают дверь в Россию ногой. Может быть речь идет о тех членах правительства, которые не утруждают себя поставить на место зарвавшихся экономистов и финансистов? Но грабли все те же, пусть и ударяют в разные места. Ничего не получится, господин писатель, круговая порука власти в отношении «новой нефти» не позволит что-либо изменить в государстве, ведь главный лозунг президента В.В.Путина – не разрушать то, что хорошо работает.

С точки зрения президента и элиты, экономический механизм в России работает хорошо, так как все статистические данные говорят о стабильности ситуации, пусть и без роста. Ведь лучше сохранить то, что есть, чем потерять многое, не правда ли? Вот, только будущего нет! А, зачем оно нужно, это будущее, ведь в Кремле не лирики сидят, не мечтатели, а настоящие государственные прагматики, для которых будущее – категория личная, у страны и общества всегда должно быть настоящее. Так проще и успешнее руководить страной, распределять деньги и сохранять то, что хорошо работает. Здоровый консерватизм правящей элиты, это хорошо или плохо? Хорошо тогда, когда элита сохраняет и приумножает русскую цивилизацию России, и плохо тогда, когда элита разрушает эту цивилизацию в угоду Запада, генетически ненавидящего все русское, включая Россию, которая для Запада никогда не была многонациональной.

Какая функция сегодня превалирует в русском обществе России: охранительная или разрушительная? Сохранять мечтают те, кто уже давно разочаровался во всем: в социализме, в капитализме, в православной вере и в собственной русской культуре. Сохраняют те, кто возлагают цветы к могиле Сталина, кто поклоняется Ленину, кто тоскует по прежним временам могучего СССР. Но что они сохраняют – страну и идеологию, которой уже нет? Они сохраняют выборочную память, выборочную историю, выборочный осколок нерусской цивилизации. Пройдет время, и нынешние успешные бизнесмены будут вспоминать с ностальгией 90-е (уже вспоминают!), когда деньги сами падали в руки, а изголодавшийся по различным товарам народ сметал все подряд. Но эта память поколения, не более. И эта память слишком короткая, чтобы относиться к ней серьезно.

Есть еще память, да и не память вовсе, а настоящая вера, по временам Самодержавной России, которая никогда не возродиться в том виде, в котором она была ведома монархами. У этой памяти тоже выхода в реальность нет, так как народная монархия по-Солоневичу возможна только после отвержения социализма СССР, созданного на крови Царских мучеников, на крови Церкви, на крови русского народа. Нельзя вернуть то, что уже окончательно утрачено – классовый строй, так как, воздух, напоенный республикой с французским девизом: «свобода, равенство, братство» уже никогда не будет воздухом дворян – крестьян – мещан – попов – рабочих. Во внеклассовом обществе Царь не может единолично править, но должен разделять ответственность власти с народными избранниками. Патернализм из русского общества никуда не уйдет, первое лицо государства всегда останется первым и главенствующим лицом России, но у Царя, в отличие от президента, есть главное преимущество – наследственность власти, которая многое упрощает в политической жизни России.

Утрачен строй Российской Империи – утрачено Самодержавие в том виде, в каком оно было в классовом обществе крестьянской страны. Ныне нет ни пролетариата, ни крестьян, есть, либо продающие свой труд, либо продающие свой товар, а также те, кто покупают. Как в этом обществе вернуть социализм, а Самодержавие? Нельзя, невозможно, нужны иные формы социально-экономического строя, основанные на реализации роста общественного, частного и государственного производства. Нельзя всемерно развивать бюрократию, нельзя идти на поводу у крупного бизнеса, нельзя почти ежегодно менять законодательство, установленные правила игры в бизнесе – подобное творчество элиты губит страну и общество. Следовательно, должно быть народовластие, опирающееся на все формы собственности, своего рода Верховный Совет с фигурой Царя во главе стола. Тогда не будет главного – борьбы за власть, которая съедает Россию без остатка. Не будет коррупции в высших эшелонах власти, так как ничего не удастся вывезти, спрятать и оформить на подставных лиц.

Знаете, чем опасно нынешнее время? Украинизацией протеста населения, когда по самому незначительному поводу может организоваться молодежь, ведомая Западом, тем Западом, который при помощи российской революции может заместить собственных престарелых политиков, изменить свой строй. Нынешние отношения в глобальной системе капитализма рассчитаны только на удержание того, что есть, на дожитие того, что удалось создать. И в этом элиты Запада тождественны элитам России, поэтому охранители нашей страны могут спать спокойно. Или уже не могут? Точно такие же сомнения берут в оборот элиты Запада, которые прекрасно понимают, что мировая экономическая ситуация в тупике, из которого выхода нет. Следовательно, всегда появится тот, кто сделает ставку на понижение, на крах фондового рынка, на разорение банков и инвесторов. Выигрыш такого дельца будет колоссальным, знай он дату (приблизительно) грядущего краха. Никто не будет играть на понижение не зная сроков падений, ибо можно разориться и самому.

Именно это происходит сегодня в России, когда можно прогнозировать волнения после выборов (поэтому зачистили оппозицию), а можно отмахнуться от выборного алармизма и сказать, что выборы в ГД РФ уже никого не интересуют, равно, как и количество мест ЕР, КПРФ, ЛДПР или объединенной СР. И оба будут правы. С одной стороны, революционная ситуация в России вполне сформировалась, с другой стороны ее может не быть никогда, по крайней мере, в обозримом будущем лет, этак, на 25. Смотрите, сколько сумел продержаться строй, установленный 21 августа 1991 года, хотя у него был четко выраженный переходный характер? Сумел же продержаться социализм, сумела продержаться коммунистическая доктрина, хотя в нее никто не верил? Революция возникает всегда на пустом месте, тогда, когда ее никто не ждет. Был ли детерминирован февраль – март 1917 года? Ничуть! Мало ли, кто какие сплетни распускает. Был ли детерминирован август 1991 года? Ничуть! Ведь народ уже сказал на референдуме свою волю в виде сохранения СССР. Зачем же был нужен ГКЧП? Почему люди пошли к Белому дому защищать Б.Ельцина – главу РСФСР? Только из одного – нежелания реваншизма КПСС, от которой избавились годом ранее. Выборы в 1996 году президента России протекали по такому же сценарию, по которому строили баррикады на набережной Москвы-реки. Именно поэтому, у пугающей перспективы революции в России нет никакой перспективы.

Но это не означает, что элита ничего не должна менять, что она и дальше может выжимать из народа «новую нефть» до самой последней капли. Голодные и нищие люди революций не совершают, но те, кто задумал половить рыбку в мутной революционной жиже, обязательно найдут своих люмпенов, коих хватает в любом обществе. И тогда, «кто был ничем, тот станет всем». Очень опасная форма привлечения люмпенизированных масс на свою сторону, но она прекрасно работает. Именно об этом нужно думать в Кремле, защищая не самих себя, что бесполезно, а Россию и русский народ.

Подписывайтесь на наш канал в Телеграм

Оставить комментарий!