Образы мира: «Один пояс, один путь» на Ближнем Востоке

В конце августа нынешнего, 2019 года, министр иностранных дел Ирана Мухаммед Зариф нанес визит в Китай, где была согласована дорожная карта беспрецедентного стратегического договора между Китаем и Ираном, в ходе которого были утверждены следующие положения:

  1. Китай инвестирует 280 млрд. долларов в развитие нефтегазового и нефтехимического секторов Ирана, при этом дополнительно будет вложено 120 млрд. долларов в модернизацию транспортной и производственной инфраструктуры Ирана, что в итоге составит 400 млрд. долларов китайских инвестиций в Иран,
  2. Китайские компании получают приоритет в разработках месторождений нефти и газа, создании нефтехимических предприятий, а также предприятий промышленного и транспортного машиностроения,
  3. Согласно с пунктами соглашений, основной персонал на совместных предприятиях будет китайский, для этого КНР завозит 5 тысяч сотрудников службы безопасности для охраны собственных инвестиций и защиты сотрудников предприятий,
  4. Оплата иранской стороне доли в цене произведенной продукции будет осуществляться с отсрочкой в 2 года, в финансовых отношениях двух стран полностью исключен доллар, то есть все транзакции пройдут мимо Минфина США,
  5. В рамках договора скидка на приобретение Китаем нефти и газа, добываемых в Иране, составит почти 35%, при этом Китай будет обеспечивать безопасность прохождения грузов и танкеров в Ормузском проливе.

Итак, 400 млрд. долларов китайских инвестиций в Иран, завоз китайских рабочих, 5 тысяч сотрудников безопасности, огромная скидка на нефть и газ, означают то, что Китай становится хозяином положения в Иране, так как такие колоссальные суммы предполагают контроль над всем экономическим развитием Ирана, а также внедрение в страну Персидского залива, находящуюся на острие проблем США и Израиля, очень большого контингента китайских военнослужащих, так как любой рабочий в промышленности, на транспорте и на нефтяных промыслах, согласно доктрине НОАК, является потенциальным военнослужащим запаса. Очевидно, что часть оплаты за полученные нефть и газ, КНР будет осуществлять военной техникой, тем самым извлекая еще большую выгоду из стратегического договора с Ираном. Это одна сторона медали, на обороте Франция и Германия с их платежной системой INSTEX, позволяющей обходить любые американские санкции, когда взаимная торговля исключает SWIFT и Минфин США, то есть американские санкции теряют всякий смысл в отношении Ирана, в отношении других стран, чей режим считается недружественным к США. Политика Д.Трампа по уменьшению влияния США на Ближнем Востоке и Юго Восточной Азии начинает приносить свои плоды, но эти плоды свободной торговли обязательно приведут к всеобъемлющей войне на Ближнем Востоке, поэтому ставки противостояния Иран Израиль, Иран США постоянно повышаются, как со стороны Тегерана, так и со стороны Пекина, и это тем более удивительно, что назначение Си Цзиньпина не обошлось без согласования США, куда был направлен визит будущего главы КПК и председателя КНР перед передачей полномочий от Ху Цзиньтао к Си Цзиньпину. Королевский прием Си Цзиньпина в 2015 году, равный самым значимым визитам в Лондон лидеров мировых держав, подтвердили заинтересованность англосаксов в китайском основателе династии Си. Таким образом, политика Китая не может не быть согласована с Лондоном и Вашингтоном, но создается устойчивое мнение, распространяемое СМИ, что доктрина Один пояс, один путь живет в наращивании конкуренции с США и Великобританией.

Положение Китая в Пакистане, Афганистане, Киргизии, Казахстане, Иране, на Северо востоке Африки, Венесуэле, Анголе и в других странах, со всей определенностью демонстрирует приверженность Си Цзиньпина к распространению китайского влияния на весь мир. Важно отметить и еще такую деталь, как огромные толпы китайских туристов, которые ежедневно перемещаются по многим странам мира, при этом все туристические маршруты обслуживаются исключительно китайскими гидами, перевозчиками, отельерами и рестораторами, то есть, вполне возможно, что среди праздной толпы туристов есть те сотрудники спецслужб, которые планируют важные действия по закреплению в будущем китайских бизнесменов, имеющих прямое отношение к Министерству государственной безопасности КНР. Также можно увидеть в стойком нежелании сторонних, национальных туристических организаций, попытку создания собственных рабочих мест, согласно доктрине Один пояс, один путь, которая предполагает распространение предприятий и концессий Китая вместе со своими рабочими, добиваясь одновременно двух целей: 1. Экспорт собственной рабочей силы и расширения потребления населением Китая, 2. Создание собственных военизированных диаспор за рубежом, способных в мгновение ока стать подразделением НОАК в тылу вероятного противника, подавляя возможность сопротивления национального руководства диктату Китая на собственной территории, посредством диверсий и терактов, уличных столкновений и провокаций. Рост туристического нашествия Китая в России просто огромный только в Санкт Петербурге в этом году побывает свыше 1,5 млн. китайцев, а до 2024 года количество туристов из Поднебесной империи составит почти 6 млн. человек! И так по всему миру!

Китай уже прочно вошел в страны Центральной Азии и Ближнего Востока и не собирается уходить с фактически завоеванных территорий, на которых строит глубоководные порты и портовую инфраструктуру, нефтеналивные и СПГ терминалы, военные базы и промышленные предприятия, где трудятся исключительно китайские рабочие, представляющие собой организованную и идеологически мотивированную массу последователей доктрины Один пояс, один путь, чья истинная сущность заключается в безвоенном захвате многих стран мира, подчинение руководства национальных государств власти Пекина. При этом в Китае умами американских стратегов создана новая форма порабощения друг стран через создание оккупационных администраций безвоенного вторжения, когда поддерживаемая английскими и американскими офшорами коррупция используется для продвижения интересов Китая в колонизируемой стране, где правящая элита полностью переходит на китайскую дотацию при невмешательстве в дела китайской диаспоры с последующей заменой выходцами из Китая, ставшими гражданами страны, повергшейся колонизации, через брак с представителями иностранного государства. Так, посредством мягкой силы, всего лишь за одно поколение, руководство национального государства, ставшего приложением сил Пекина, превращается в филиал КПК, при этом сама партия в течение очень непродолжительного времени полностью поменяет свою коммунистическую доктрину на общегуманитарную, конфуцианскую философию с элементами дао.

Чем может грозить подобное расширение Китая в Центральной Азии? Подготовкой к вторжению в Россию, к захвату Индии, где треть штатов уже сегодня находится под идеологическим управлением КНР, контролю всего Каспийского региона с его богатыми нефтяными промыслами, а также организации собственного судоходства по Северному морскому пути и контролю южного судоходства с постепенным захватом нефтяных месторождений Персидских монархий, создавая, тем самым, огромную опасность для Израиля, как клерикального государства еврейского абсолютизма, явно конкурирующего с философией Один пояс, один путь новой китайской доктрины мягкой силы, способной подчинить себе весь мир. И на этом пути Иран является ключевой поворотной точкой, способной закрепить мировое лидерство Китая, так как китайской доктрине Один пояс, один путь противостоят три монотеистических лагеря Израиль, исламская умма Ближнего Востока, где главную роль играют суннитские монархии Персидского залива, включая их главную организующую силу Саудовскую Аравию, и, безусловно, христианская Россия, которая, под влиянием США и их главного цепного монстра МВФ, делает все для того, чтобы Китай распространил свою доктрину Один пояс, один путь на всю Сибирь и Дальний Восток, складывая деньги в кубышку и не инвестируя в развитие собственных регионов, когда самые талантливые граждане великой страны, не получая должной оценки своего труда, перемещаются в Центральную Россию, оставляя за собой обезлюдевшую территорию. Точно такой же процесс происходит в Иране, где под воздействием американских санкций и стагнации экономического развития, Тегеран на любых условиях готов заключить договор с Китаем, чтобы избежать внутренней нестабильности.

Созданию условий беззаветной дружбы Китая с Ираном во многом способствует воинственная политика Израиля, постоянно наращивающая противостояние с Ираном, Палестиной, Ливаном, движениями Хезболла и Хамас, в основном для успешности политики давления на США и огромную еврейскую диаспору Нью Йорка для постоянного выделения средств на обеспечение обороны Израиля. И в этом контексте противостояния с Ираном главный козырь таких ястребов израильской политики, как Б.Нетаньяху и А.Либерман, постоянно наращивающих значение иранской угрозы для существования Израиля, что, как по указке, не забывают делать в Иране, вызывая бурю аплодисментов в Тель Авиве и Пекине, так как обе стороны получают весьма существенные выгоды от этого многолетнего противостояния: Израиль деньги от США, Китай подчинение нефтяных промыслов Ирана собственным нуждам. Однако подобная политика, рано или поздно обязательно приведет к вооруженному столкновению, от которого выиграют в США, уничтожив европейскую элиту Израиля для последующей модернизации, и в Китае, получающего в своего расположение Иран, Саудовскую Аравию, Сирию, все Персидские монархии и славу первой Державы мира. На повестке дня остается только один вопрос: какой образ мира будущего получится в результате этих преобразований в Центральной Азии и на Ближнем Востоке?

Китай при помощи США и Великобритании строит свой собственный мир в Центральной Азии и на Ближнем Востоке, заполняя китайской рабочей силой страны, издавна тяготеющие к молодому исламу, тем самым ослабляя государственность всех держав, входящих в сферу интересов Китая, имеющих в своем распоряжении то, что нужно Красному дракону: нефть и газ, золото и редкоземельные металлы, лес и сельскохозяйственные угодья, воду и морские порты. Пекин получает не только источник полезных ископаемых, но и превращает чужую землю в средство переработки извлекаемых запасов недр в полуфабрикаты или готовые изделия, полностью опустошая водные, энергетические и природные ресурсы той страны, чья элита, коррумпированная вездесущими американцами, позарилась на мягкую экономическую силу Китая, который не применяет диктат в двусторонних отношениях, но позволяет партнерам ощущать себя на вершине положения с Китаем, создавая ложное чувство комфорта и денежного изобилия, прекращающегося всякий раз, как только Китай основательно закрепится на новой территории, подавляя национальные элиты через организационную силу партийной сознательности собственных рабочих масс. По другую сторону китайских фабрик в Центральной Азии и на Ближнем Востоке очень скоро оказываются молодые и здоровые люди, не имеющие работы и средств на пропитание, но ищущие всего этого не у китайских владельцев производств, а у собственной правящей элиты, которая в один прекрасный день оказывается за бортом собственной истории, территории и нации. В ослабленном гражданским бунтом государстве, очень легко внушить населению идеи, угодные колониальной администрации Китая, которая ради собственных интересов может организовать ввод войск на территорию страны донора, как в 1939 году Германия поступила с Польшей.

Таким образом, колониальная доктрина Один пояс, один путь в Центральной Азии и на ближнем Востоке создает условия, выгодные США и Великобритании, которые переделывают мир под свои собственные интересы, не потратив ни цента, ни на войну, ни на мир, но лишь потакая экспансионистским идеям Пекина, стремящегося расширить свой рынок на многие страны мира, одновременно подавляя суверенитет, национальную культуру, традиции и менталитет ближневосточных и других мусульманских стран мира, явно нацеленного на господство там, где это обходится США крайне дорого и болезненно. России нужно всегда учитывать эту политику.

Ипатьев К.Ф.(майор ГРУ в отставке)

Оставить комментарий!