Нравственные начала власти

Иоанн Кронштадтский: Демократия в аду, а на Небе Царство

Цицерон: Глупцы спешат туда, куда ангелы остерегаются ступать

Может ли власть быть нравственной и необходимо ли власти быть нравственной, и что есть нравственность в понимании государственной политики? Согласно Н.Макиавелли, государь должен править мудро, проявляя в одном случае жестокость, а в другом случае милость, но никогда не колебаться, угождая народу. Все, что было создано в XVI веке Н.Макиавелли, касалось монархии и сводилось к удержанию царем своих подданных от бунта, а державу от захвата, но многие положения трактата Государь актуальны до сих пор, ибо власть, как и в прежние времена, испытывает угнетение, как от собственных граждан, так и от внешних источников. Сегодня, когда весь мир входит в систему глобализации финансовых и товарных рынков, где уже существуют гласные и негласные правила, оказывающие прямое или косвенное воздействие на лидеров стран, опираться на произведение Н.Макиавелли означает идти против правил республиканского либерализма, в котором изначально никогда не было никаких нравственных начал власти, так как республиканский либерализм создается исключительно на основах финансового и товарного производства, когда государство идет вслед за капиталом и служит его интересам, а не народа, ведь только капитал сегодня обеспечивает процветание государства, следовательно, его финансовый и предпринимательский менталитет, связанный с расширением бизнеса, то есть с ложью, предательством, подлостью и откровенным космополитизмом, формирует управленческую среду системы власти в государстве, распространяясь далее на весь народ.

Таким образом, уложения трактата Государь Н.Макиавелли, несмотря на всю жесткость некоторых положений, более нравственны, нежели мнимые свободы республиканского либерализма, не имеющие возможности затрагивать интересы капитала, в то время, как интересы царя всегда отталкиваются от возможностей нации, призваны укреплять суверенитет, полностью зависимый от непоколебимости власти царя и направлены на процветание державы, то есть всего населения страны, при этом любой царь понимает сложность международной обстановки и готовность вести войну за свою вотчину, но защищать достояние царя должен народ, просто обязанный любить своего господина, иначе война будет проиграна, а держава достанется другому. Именно поэтому Самодержавие более нравственно, чем республика. При этом республиканскому президенту абсолютно нет дела до нравственности в системе власти, нет дела до нравственности в обществе, скорее успешный президент будет стремиться к безнравственности власти, подавляющей народ и к безнравственности народа, в котором нет единства и поэтому массовый протест против произвола власти невозможен. Для Самодержавия нравственность власти и народа это защитный механизм против захвата страны извне и бунта изнутри, для республики капитала безнравственность власти и народа это залог несменяемости курса руководства страны президента и парламента, так как попустительство нравственным началам в обществе немедленно приведет к созданию условий недовольства проводимой политикой вертикали власти, нацеленной на обогащение финансового капитала и обнищание народа. Таким образом, для Самодержавия нравственность власти и общества благо, для республики зло!

Именно поэтому большевики в январе 1918 года не только разогнали Учредительное собрание низложенного Временного правительства, не только на III Всероссийском съезде советов утвердили основу Конституции РСФСР в виде Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа, но и начали убивать православных священников задолго до сентябрьского Красного террора. 19 января 1918 года Патриарх Тихон (Белавин) анафематствовал большевиков, 20 января вышел декрет об отделении Церкви от государства, а уже 25 января был расстрелян митрополит Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский). С этого момента большевики, вплоть до 1943 года буквально уничтожали Русскую Православную Церковь вместе со священниками, монашествующими и мирянами, справедливо полагая, что, уничтожив источник нравственности в народе христианскую православную веру одновременно с убийством всех священнослужителей, ВКП(б) создаст новое общество советский народ, соединенный интернационализмом и Кодексом строителя коммунизма. Социалистическая республика коммунистической идеологии СССР, была также безнравственна, как и либеральная республика Российской Федерации, при этом в СССР хотя бы создавали видимость нравственности при помощи культурных суррогатов соцреализма в современной России власть не делает даже этого, попустительствуя этническому превосходству выходцев из Средней Азии и республик Кавказа, плюрализму мнений политиков и телеведущих, приводящих к полному отсутствию объективной картины в народе, а также развитию исключительно потребительского взгляда на жизнь общества и государства, разъединяя и разобщая русский народ, отобрав у него государство и надежду на будущее. Подавленный и неуверенный в себе русский народ, с утраченным менталитетом православной культуры и собственной государственности представляет собой прекрасную почву для манипуляции общественным сознанием теми, кто хотел бы навсегда закрепить в народном сознании образ либеральной республики финансового олигархата.

Цитата из учебника Г.И.Козырева Основы социологии и политологии:

У политики и морали различные источники для создания структуры управления. Мораль основывается на существующих в обществе ценностях, обычаях и традициях. В основе политики лежат интересы различных социальных групп общества, которые трансформируются в законы. При этом правящая элита может навязывать всему обществу законы, которые защищают прежде всего интересы этой самой элиты и ущемляют потребности других. Первая теоретическая попытка разделения политики и морали была предпринята Н. Макиавелли. Он считал, что люди по своей природе коварны. Поэтому для того, чтобы правителю удерживать свою власть, он в случае необходимости может использовать любые средства, в том числе и аморальные. Аморальная политика может прикрываться не только тоталитарными идеологиями, но и либерально-демократическими идеями и принципами. На первый взгляд, безнравственная политика более эффективна и прагматична, но со временем она развращает самих политиков и разлагает общество. В принимаемых политических решениях начинают доминировать не общественные, а личные и корпоративные интересы правящей элиты.

В этих принципах аморальной, безнравственной политики власти, разделенной на кланы и группы собственных интересов, конкурирующих за влияние на парламент и президента, заключается неустойчивость республиканских властных образований, стремящихся к полному уничтожению государственности, ограничивающей стремление финансовых олигархов к еще большему обогащению, которому мешает функция государственного регулирования экономики, необходимость содержания аппарата управления и аппарата подавления, армии, ВПК и исполнения государством социальных функций. Одним словом, мондиалистскому режиму финансовой олигархии государство не нужно, и все дело международной политики сегодня неуклонно движется в сторону ослабления государственности вплоть до полного уничтожения системы регулирования и подавления. Финансовым олигархам глобального мира не нужна ни полиция, ни вооруженные силы, им вполне достаточно мобильных частных армий наемников, безжалостно подавляющих любые протесты населения, а также конкурентов, вплоть до применения терактов. Государственный и ЧВК терроризм сегодня стал политикой конкуренции и принуждения, ослабления сильной государственной власти и дезориентации населения, способного в условиях чрезвычайного положения стал податливой массой для любого манипулирования общественным сознанием, в том числе для зарождения бунта и революции, а также передела собственности. Нравственность в политике либеральной республики исключена, так как любой либерализм всегда стремится к диктатуре одной группы политиков и финансистов, создавая либо фашизм, либо коммунистическую диктатуру в попытке укрепления государственности с целью сохранения себя во власти как можно дольше, но все эти механизмы, как показал XX век нежизнеспособны и уже канули в лету. Ограниченная монархия Великобритании также нежизнеспособна, ибо ничего не может противопоставить собственному республиканскому парламенту. Остались только Персидские монархии, Саудовская Аравия и Иран, но по этой мусульманской умме рано или поздно будет нанесен сокрушительный удар с принесением в жертву Израиля. Нравственные начала ислама, непонятные европейскому христианину, также мешают мировой финансовой системе, как и само христианство, против которого ведется сильнейшая борьба уже сто лет. Писатель Борис Романов, Политика должна быть нравственной:

Пути возвращения к нравственности в политике нам надо искать в истории нашей страны до 1917 года. Поэтому я еще раз говорю: политика и нравственность совместимы, и именно Николай Второй был нравственным и лучшим правителем в России — лучшим и последним нравственным правителем во весь XX век и до сих пор! И именно поэтому будущее России — в возвращении к этим истокам, к пониманию значения Николая Второго в нашей истории.

Русский Царь это воплощение Царства Небесного на Земле, это торжество сакральности власти Помазанника Божия, когда Святой Дух почивает на Царе, подавая ему все необходимое для успешного и справедливого царствования, которое не может существовать иначе, кроме укрепления собственной Державы, улучшения жизни народа, создания условий для роста Русской Церкви и ее участия в повседневной жизни общества, развития культуры и образования, создания условий для творческого развития нации и укрепления ее созидательной инициативы. Русскому Царю необходимо создавать и укреплять христианскую нравственность в России основу самодержавного строя, когда нравственные ценности в обществе помогают сохранять Церковь, сохранять Престол и суверенитет государства, исходящий исключительно от Царя суверена, но не от президента или парламента, служащих только капиталу, но не народу. Царь не может не служить народу, не потому, что он приносил клятву Богу на сохранение и преумножение Державы и ее населения, а потому, что бедный, несчастный народ не видит себя в Родине, не находит своего места в системе ценностей власти и Церкви, зависимой от власти, но только крепкий, зажиточный народ, может стать тем основанием, на котором укрепляется царский Престол России. Перестала наша Отчизна быть патриархально сословной, вошел в ее душу капитал рухнул Престол, убили Царя и всю его семью. Возродится русский народный социализм единственно возможная государственная формация при невозможности возрождения сословий возродится монархия с ее защитником справедливости и нравственности в русском народе, сохраняя те ценности, которые удержат Россию от распада, а общество от деградации. Не сможем вернуть общегосударственную собственность социализма и подлинное народовластие русской нации исчезнет, и Россия, и русский народ.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский:

И чем бы мы стали, россияне, без Царя? Враги наши скоро постарались бы уничтожить и самое имя России, так как Носитель и Хранитель России, после Бога, есть Государь России, Царь Самодержавный, без Него Россия не Россия. Да хранит Бог Россию и Царя России, если не ради русских, ставших недостойными по своим великим грехам, то ради Церкви Православной, ради всех святых и ради всех чудес, явленных в России в прежние века, по предстательству и заступлению Божией Матери и святых чудотворцев русских, коими не скудна Русская Церковь и Русская земля.

В одном заблуждался святой праведный Иоанн Кронштадтский нет России и Русской Церкви без русского народа и, какие бы грехи не терзали русский народ, даже Цареубийство, но сохраняется он Иисусом Христом и Его Пречистой Матерью Девой Марией, так как не для того русский народ последним из всех европейских народов принял христианство, чтобы исчезнуть в конце времен, но сохранить Церковь Христову до Страшного Суда.

Ипатьев К.Ф.(майор ГРУ в отставке)

Оставить комментарий!