Не существует никаких иных интересов, кроме России

Государь Император Павел Петрович в 1776 году писал:

Для меня не существует ни партий, ни интересов, кроме интересов государства, а при моём характере мне тяжело видеть, что дела идут вкривь и вкось и что причиною тому небрежность и личные виды. Я желаю лучше быть ненавидимым за правое дело, чем любимым за дело неправое.

До революции 1917 года синодальный крест, которым награждались священники (протоиереи) на обратной стороне нес надпись буквы «П» в память о Павле I, учредившем эту награду. Однако вернемся к тому, о чем говорил пока еще не прославленный в лике святых Государь. Когда дела ведутся вкривь и вкось, то причиной тому являются личные интересы чиновников. Место чиновника очень часто рассматривается им в виду личной пользы, выгоды – это положение дел отмечал еще Павел I, и для нас, ныне живущих, спустя 200 лет, такое положение дел в Отчестве нашем, также кажется тяжелым и негодным для России. Почему ничего не изменилось за 200 лет, почему смена строя не изменила отношение чиновников к государству и народу, ведь сами чиновники не с Запада приехали, а были выходцами из народной среды, плоть от плоти тех, кто влачил свое нищенское или зажиточное (до коллективизации) положение?

Оттого ли, что в чиновники очень часто стремятся те, кто поставил целью своей жизни накопление богатств, создание собственного положения над другими людьми с целью повелевать ими? Надо признать, что это так, ибо за всю историю существования России в любой форме социально-экономического строя, не было ни дня, чтобы эта формула власти с негодными людьми, служащими не России, а своему личному успеху и достатку, не распространялась на всю нашу огромность. К сожалению, нет понятия долга перед народом и страной у тех, кто пришел во имя свое править людьми, нет понятия ответственности за все происходящее в России, в том числе, создаваемое этими самыми чиновниками, идущими во власть ради карьеры, а не ради простого и честного служения.

Люди корыстные, лживые и подлые лучше всего устраиваются на службе, ибо они всегда угодничают перед начальством, стараясь быть ему полезными во всем, но только не в делах, на кои были поставлены. Такие люди всегда перекладывают свою ответственность на других, выставляя тех, кто несет государственное ярмо в негодном свете перед руководителями, а самих себя настоящими поборниками дела и справедливости. Наша русская доверчивость к подлым людям проистекает не из слабости характера и не из неспособности анализировать, а из природной доверчивости, которой очень умело пользуются подлые люди, пришедшие во власть. Можно со всей определенностью сказать, что подавляющее число чиновничество поражено этой корпоративной этикой, транслируя дальше и дальше все самое подлое и гнилое, что только может быть в человеке.

Сегодня образовался весьма поучительный пример создания системы корпоративной этики российского чиновничества, когда внезапно были преданы огласке пытки и издевательства в системе ФСИН. Те, кто применяет эти бесчеловечные методы к заключенным ничем не отличается от палачей сталинских репрессий. Но, помилуйте, прошло уже 85 лет с момента массового применения насилия и расстрелов по отношению к «врагам народа», однако положение во ФСИН, наследующем ГУЛАГу, никак не изменилось. Почему? Система исполнения наказаний, созданная еще в годы военного коммунизма, Красного террора ВЧК и продолженная в системе НКВД – МГБ почти никак не совершенствовалась. Все та же воровская этика, все та же рабовладельческая этика надзирателей и руководства лагерей. Сама система себя созидает и транслирует дальше – так удобно тем, кто пришел во власть, кто наследовал своему предшественнику.

В простой, повседневной жизни эти люди могут быть милыми в общении, чувственными натурами, не лишенными добросердечия, но стоит им переступить порог своего заведения – от колонии до министерства, как они преображаются, немедленно встраиваясь в систему, явно диктующую корпоративную этику своего ведомства. Мы все живем в революцию февраля – октября 1917 года и не вышли из этой системы революционного подавления несогласных, вообще любого подавления начальником подчиненного. Хамство и чванство правит нашим миром, раболепствование перед начальником и принуждение подчиненного. Еще один пример системы подавления – это примеры дедовщины в армии, которая распространяется самими солдатами и офицерами потому, что так заведено. Пришел призывник служить – кто он? Никто, дух бесплотный, обязанный служить деду. Что это, как не распространение иерархии подавления и принуждения там, где люди пришли служить и защищать? Расстрелы старослужащих в армии, продолжающиеся доныне, лишь подтверждают правило существования системы дедовщины в армии, получившей свое название от солдатской иерархии. В офицерской среде иначе? Ничуть!

Можно с абсолютной уверенностью сказать, что революция 1917 года сломала русский монархизм, но ничего не дала взамен нашему народу, кроме принуждения, подавления, сегрегации и разделения людей по отношению к власти. Когда говорят, что партийная номенклатура, в основном Политбюро ЦК КПСС не понимало страны, которой они правили, то это не просто лукавство, а прямое оправдание системы подлых людей, добившихся своего положения применением всех тех приемов, которые были созданы революцией и укреплены в ходе ее модернизации и защиты ее завоеваний. Эта борьба с контрреволюцией не прекращалась никогда, враг был повсюду и его находили всякий раз, когда очередному чиновнику нужно было продвинуться по иерархической лестнице. Цель оправдывала любые средства, поэтому в России либерально – демократического выбора ничего не изменилось, но революционная дедовщина сама создает свою собственную систему, ломая всех тех, кто не вписывается в нее.

Но, разве до революции 1917 года не существовало этих подлых людей в чиновничестве, в армии, в полиции, в судах, в земствах и прочих социальных учреждениях? Конечно, эти люди были распространены, иначе Павел I не написал бы этих, полных гнева и разочарования слов, причем, количество подлых людей в чиновничьей среде было весьма многочисленно, ведь Царь даже готов терпеть осуждение за проводимые реформы, явно саботируемые чиновничеством. Отчего так получается? Оттого, что чиновник на своем месте всегда стремиться сделать две вещи – обезопасить свое положение и создать основу для продвижения вверх. Это и есть та самая система подлого положения чиновничества во все времена, при любом строе, ведь, даже пришедший из лучших побуждений человек, при соприкосновении с самой системой, удерживающей себя в равновесии, будет больше стараться удержать свое место, чем заботиться об исполнении дела, на которое поставлен.

Ибо, в противном случае, его просто уволят и уже никогда не возьмут на подобную должность, иными словами, чиновник теряет больше от простого исполнения своих обязанностей, чем от сохранения своего положения в табели о рангах. Самое печальное заключается в том, что сломать эту систему управления в России нельзя, невозможно, ибо она зиждется на человеческих качествах, во многом существующих на стремлении обеспечить себя и свою семью, на гордости и желании получения похвалы, на создании собственного имени и признания своих заслуг перед страной и народом. Награды и титулы, звания и денежное содержание служат цели возвеличивания человека над другими, но от этих знаков отличия невозможно отказаться руководителю государства, так как он должен награждать тех, кто верно послужил Отечеству. И, внезапно, такие награды становятся вожделенным признаком собственной успешности для многих, развитием зависти и эгоизма. Видите, как нужное дело награждения отличившихся превращается в систему вожделения и даже принуждения? И так с любым начинаем в системе власти и в системе распределения. Увы, падшая человеческая натура не может бороться с соблазном, но все более увязает в нем по мере своего восшествия по карьерной лестнице. Представить себе чистого служения Отчизне, не связанного со званиями, наградами и возможностями практически невозможно.

Как же обезопасить наше общество от карьеристов, лжецов, мздоимцев и подлых людей? Никак иначе, кроме восстановления наследственной монархической власти, которая, по факту своего существования и передачи власти в рамках своей Династии, не нуждается в процессе движения по карьерной лестнице. Царю абсолютно нет дела до наград и почестей, преклонения и чинопочитания – это все у него уже есть просто по факту своего рождения. Именно поэтому, монарх лишен честолюбия, но не стремления служить Отчеству изо всех сил, так как он всегда помнит, что должен передать своему наследнику то, что получил и преумножил от своего отца. Более того, в рамках титулованных родов, окружающих монарха, ситуация складывается примерно так же, как и у Царя, ибо титул царедворец уже получил по факту своего рождения. Однако титулы в современной России уже невозможны, так делят общество на классы.

Как же быть? То, что монарх нужен новой России сомнений не вызывает, так как его служение Отечеству не просто честно, но и глубоко символично. После утраты надоевших символов КПСС, у страны и народа нет никакой идеологии, никаких нравственных ориентиров, а это весьма плохо. Поэтому, лучше пусть будет отец народов, на которого нужно равняться, чем не будет ничего. В то же время защитой от чиновничьей системы может быть только развитие институтов народовластия с обязательной ротацией руководителей, как бы хороши они не были, ибо мы знаем, каждый человек будет защищать свое место, даже не осознавая этого. А специалист всегда будет востребован там, где нужно проявить талант и созидательную инициативу. Поэтому создание народной монархии поможет обуздать систему, но не искоренить ее окончательно, ибо ее основа в греховности человека, в его подчинении соблазнам, которые были, если и будут.

Подписывайтесь на наш канал в Телеграм

Оставить комментарий!