Мы часть великой картины

Мы, русские, не можем ошибаться так долго, так безудержно долго, целое столетие, но мы все еще пребываем на этом пути, в этом движении в никуда, бродя по пескам русской духовной пустыни, раскинувшейся без конца и края на шестой части суши. Наша замершая, застывшая земля заставляет нас куда-то идти, поддерживая друг друга, не оглядываясь на замерзших в дороге, на умерших от непосильного труда движения в неизвестном направлении. Никто не знает, в чем наше, русское предназначение в этом мире одного дня, одного мгновения, но то, что мы часть великой картины, это без сомнения, ибо, если бы было иначе, то зачем Господь собрал нас, русских, под этим холодным, северным небом, зачем согрел сердца наши надеждой на лучшую жизнь, на наше исправление и торжество нашей русской идеи. А в чем она, эта русская идея? Одни говорят в том, чтобы все жили зажиточно, другие – в справедливости и высокой нравственности, третьи проповедуют социализм, как высшую государственность русской общинности, а четвертые ратуют за русское, православное Самодержавие, как единственный способ справедливой власти. Все эти мнения, эти мировоззрения по-своему правы и способны дополнять друг друга в единстве государства, власти и общества, но из сегодняшнего нигилизма эта стройная теория России представляется утопией, которую уже никогда не достичь. Но мы же часть великой картины, которая пишется уже тысячу лет, пролетевших, как один день, сменив множество поколений, династий и способов управления нашим русским государством, но ни одно из них не стало, к сожалению, основой русской государственности на века, на тысячелетия, до Второго Пришествия Спасителя.

Мы, русские, что-то растеряли на этом пути, где-то потеряли ту связующую нить, которая соединяет нас с Небом, с Горним Иерусалимом, мы почему-то прошли мимо этой лестницы в Небо, хотя могли бы подняться хотя бы на одну ступеньку, если бы ее увидели. Нам кричали наши русские святые, указывая на эту лестницу, но мы упрямо шли мимо, закрывая друг другу глаза и не позволяя смотреть в сторону этой лестницы, отчего сделались ожесточенными и внезапно сами себе ненавистными. Путь нам предстоит еще длинный, но времени для его прохождения все меньше и меньше, и нужно совершить рывок, скачок, чтобы одним прыжком преодолеть эти сто лет, которые мы, русские, растратили на пустыню. Не сорок лет еврейского изгнания, а целых сто лет! Уже давно нет тех, кто помнил Николая II, доживают последние дни, месяцы и годы те, кто видел Сталина и Великую Победу, скоро не останется тех, кто еще помнит СССР, а мы все еще бредем в песках пустыни. Но мы же ведь часть великой картины? Безусловно, часть, иначе бы в революцию 1917 года и подлой казни Царя в 1918 году исчезли, растворились как нация в той пустыни, в которую превратили великую Русь. Кровь и слезы орошают русскую пустыню России больше ста лет, но никаких всходов так и не появилось на нашей земле. После краха Красной империи возникла новая реальность Русской Церкви, продержалась одно поколение и вновь стала скрываться в зыбучих песках русской пустыни. Отчего так, ведь мы же все еще являемся частью великой картины? Вместе с Церковью раскрылся талант русского предпринимательства, появились ктиторы и те, кто своим умением создавал настоящие жемчужины русского современного зодчества, ваяя великолепие храмов и общественных зданий. На некоторое время преобразилась Россия, чтобы снова начать погружаться в русскую пустыню России. Но мы же ведь все еще остаемся частью великой картины? Остаемся, но для чего, для какого будущего?

Каждый может сам ответить на этот вопрос, мы вместе, русские, можем ответить на этот вопрос, но этого ответа недостаточно – нужно что-то еще, самое главное, без чего наше движение по пустыни так и будет продолжаться дальше. Можно возродить социализм, вдохнув в него русскую идею справедливости и нравственности, можно возродить традиции русского предпринимательства, где честь и совесть были выше барыша, можно восстановить опрокинутый Русский Престол Николая II, чтобы над Россией снова взошло русское солнце Самодержавия, но не это главное. А что? Главное то, что было утрачено в Российской Империи, отчего она рухнула, развалилась на части, рассыпалась в песок пустыни, и это главное для каждого русского сердца заключено в простой формуле 117 псалма:

Благословен грядый во имя Господне: благословихом вы из дому Господня.

Все, иного не нужно, иное вторично! Если Благословен грядый во имя Господня – Сын Божий, Иисус Христос, то благословенны все призывающие Спасителя. Слышите ли – все благословенны, кто с Богом, кто жаждет воды живой от Бога – Его спасительных Святых Тайн. Так говорит Господь: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф 6-33), то есть, нужно снова обрести ту лестницу в Небо, мимо которой все мы ходим, чтобы получить от Бога все то, что мы просим: и русский социализм, и русское предпринимательство, и русскую нравственность, и справедливость, и русское, православное Самодержавие. Нужно просто поверить Богу, и Он все подаст такой мерой, которой мы, русские, станем мерить свое доверие Богу, свою волю слагая к Его стопам, ибо своеволие завело нас в революцию 1917 года, в Красный террор, Гражданскую войну и репрессии. Господь ждет нас, чтобы дополнить недостающую часть великой картины, но мы снова и снова уклоняемся от истинного пути, чтобы, в очередной раз пройдя мимо лестницы в Небо, идти дальше неизвестным путем по кругу, начертанному не нами, но теми, кто презирает и ненавидит нас. Наше спасение не в чужих революциях, не в митингах и шествиях с плакатами, а в крестных ходах по всей России и не только в День Светлого Христова Воскресения, а в любой день, когда того потребует нужда народа и государства. Но эти спасительные крестные ходы в единении всего русского народа перед проблемой невозможны сегодня, по той простой причине, что всеобщей проблемы нет, ее не существует. Есть маленькие ли, большие ли, но исключительно частные проблемы, которые собирают на помощь лишь ограниченное число людей – эти частные проблемы не становятся всеобщими проблемами, потому, что не затрагивают само существо русской жизни России, не делают достоянием всех одно общее дело. Какое? Возрождение России и каждого из нас, всех вместе – русского народа, который пока еще народом не является, ибо народом мы становимся в час большой беды: революции ли, войны ли, природной катастрофы, которая практически невозможна в России.

Итак, нам нужна большая беда, чтобы сплотиться вокруг лидера, вокруг политической силы, дабы, окружив вождя плотным кольцом, двигаться на врага, грозно крича громкое «Ура»? А коли так, то чем плох Навальный, тем, что у него нет программы или идеологии? А у кого она сегодня есть? Может быть, у КПРФ или ЛДПР, живущих за счет госказны? Может быть, эта идеология будущего есть у «Эхо Москвы» и у авторов многочисленных блогов, которые сегодня на все лады клянут Навального, боясь потерять свою часть общего пирога? Навальный – это такой же политический продукт, как и все остальные – ешьте его с кашей, не обляпайтесь! Он, как и все остальные, ничего не дает России и русскому народу, кроме одного – протеста. Он типичный революционер, но его слабость в том, что ныне нет общности народа в России, а есть только некий общественный набор, где такое множество мнений, где процветает такой «плюрализм» по-Горбачеву, что вспахать это поле сорняков, всеянных за время одного поколения невозможно никому, кроме Бога, пока еще не вершащего Свою волю в России, не частную, а всеобщую. Нет объединительного момента, связывающего всех воедино, но его и не будет до тех пор, пока не наступит новое время, постреволюционное. Только в это время появится и идеология, и вождь, и единение всех перед лицом одной или нескольких, но вполне осязаемых проблем, а не как сегодня, когда мифические, можно сказать, фейковые проблемы спрятали за собой главные смыслы нашего, русского будущего.

Мы, как и евреи, идущие к своей государственности из Египта, безусловно, являемся частью великой картины человечества, но наш путь, начатый 2 марта 1917 года, еще не окончен – мы все еще идем к той государственности, которая обещана русскими пророками и святыми, вначале предупреждавшими о неизбежной катастрофе, а затем давших надежду на то, что когда-нибудь это все кончится и Россия восстанет из пепла, из песка пустыни двух революций. Сегодня в это трудно поверить, но пророчества всегда исполняются, только никто не знает времени их исполнения. Из нашего дня трудно, практически невозможно поверить в то, что в России будет восстановлена русская, православная монархия, но также трудно было поверить в январе 1917 года, что через месяц эта самая монархия, насчитывающая триста лет, падет за три мартовских дня и в России мгновенно организуется республика, созданная по европейскому образцу. Не зря будущие революционеры и идеологи переворота обивали пороги европейских аристократических домов – пришло время реализации. Так же может быть и сегодня – внезапно, бесповоротно, катастрофично и безоглядно. От любви до ненависти один шаг! Но это тогда, когда была любовь, а сегодня любви к власти нет, есть привычка и консерватизм, который всегда удерживает русских от бунта, но уж коли начали, то за три дня разваливаем все, что создавали поколения и поколения. Наша часть великой картины будущего и настоящего не в разрушении, а в созидании, но для того, чтобы начать созидать, нужно сломать старое, ибо созидание – это строительство, а не отделочные фасадные работы – прерогатива нынешней Администрации президента, где прорабы ежедневно руководят ремонтом фасадов государственной власти – той системы, которая была создана в революцию 1991-1993 годов. Созидание – процесс творческий!

Какое же место, мы, русские и Россия занимаем в этой великой картине мироздания? Только созидательное – место художника, а не подмастерья, растирающего краски. Нашими руками водит Господь, создавая Ему Одному ведомое произведение, которое должно завершиться и начаться новое в момент Второго Пришествия Спасителя, и сегодня весь русский народ служит главному – готовит этот последний в человеческой истории путь, готовит так, как может, как умеет. Это наша часть великой картины!

Подписывайтесь на наш канал в Телеграм

Оставить комментарий!