Конец эпохи человечества

Сегодня во многих государствах мира происходит страшное и невозвратное разрушение государственности через ослабление центральной власти, путем передачи муниципалитетам и губернаторам многих полномочий центра. Можно сколько угодно много прикрываться пандемией коронавируса, обещая присутствие угрозы еще год, два, три или целую вечность, используя для этого сезонность ОРЗ и ОРВИ, но главные процессы, происходящие внутри корпорации власти явно ведут дело к уменьшению роли государства, к ослаблению контроля центра и размыванию власти на удельные княжества. Мир идет к явному феодализму и свойственным этому строю междоусобицам, которые уже сотрясают мир. Пока еще при участии крупного капитала и политиков, служащих этому капиталу, но далее, по мере ослабления государственности, вооруженные столкновения или полномасштабные войны будут множиться, ибо «всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит» (Мф 12-25) до полного разрушения нынешнего первенствующего строя – республиканского, чье будущее абсолютно туманно и уже не просматривается. Напротив, будущее феодализма начинает уже явственно проступать сквозь разрушение союзов, федераций и объединений, служащих делу укрепления государственности, а не ее уничтожению. Все нынешние государственности и союзы обречены на развал, так как принцип капитализма – основной движущей силы республики больше не действует в мире, социализм развивается только в Китае и в КНДР, но в Северной Корее он уже принял принцип династического правления, в Китае правящая династия еще впереди. Однако династический принцип неизбежно приведет капиталистические страны к феодализму, так же, как и либеральные демократии, когда на смену слабеющему центру, не имеющему возможности нести тяжесть государственного строительства, выступают региональные власти, вполне способные организовать у себя княжество правящей элиты, разделенной по территориальному или этническому принципу.

Феодалам нынешняя цифровизация предоставляет шикарный и весьма своевременный подарок – цифровую валюту – биткоин или любую другую его форму. Вполне возможно, что ускорение цифровизации – этого последнего Вавилона человеческой истории, сделает новую учетную единицу – времени ли, энергии ли, собственности ли – неважно, главное, что эту учетную единицу нельзя положить под матрас, нельзя даже пощупать, так как новая у.е. – это математика, алгоритм, но не банальные деньги, которые себя исчерпали. Америка – долларовый бастион может прекратить свое существование, так как сам доллар вскоре может оказаться простой внутренней валютой. Следом исчезнет евро, как производная от доллара и все остальные валюты мира, включая юань, который при отсутствии единого валютного рынка (доллар больше никому не нужен) станет переходить на бартерную торговлю, которая неизбежно потребует введения у.е. С учетной единицей само существование государства, как объединения людей и территории окончательно потеряет смысл и превратится в удельные княжества или, что было предсказано ранее, в начале XX века, в самоуправляемые общества высшей сознательности, но самое главное, что происходит сегодня – это манипуляция сознанием всего человечества, которое загоняют под предлогом безопасности в бесправное общество будущего, где уже не будет гражданского общества, навязываемого сегодня, но будут отношения суверен-вассал. Эксперимент с коммунистическим социализмом в СССР был признан неудавшимся и ему на смену идет иной эксперимент, уже не в рамках отдельно взятой страны, а в составе всего человечества, под самым благовидным предлогом. Времени на постоянное, эволюционное реформирование мирового сообщества больше нет, идеи прошлого окончательно признаны утопическими.

Из романа Анатолия Иванова «Вечный зов»:

Главное – воспитать безразличие к прошлому. И когда таких, кому это безразлично, будет много, дело сделается быстро. Всю историю России, историю народа мы будем трактовать как бездуховную, как царство сплошного мракобесия и реакции. Постепенно, шаг за шагом, мы вытравим историческую память у всех людей. А с народом, лишенным такой памяти, можно делать что угодно. Народ, переставший гордиться прошлым, забывший прошлое, не будет понимать и настоящего. Он станет равнодушным ко всему, отупеет и в конце концов превратится в стадо скотов. Что и требуется!

Предположим (нынешние творцы будущего уже близки к тому, что описано в романе А.Иванова) у них все получилось, «стадо скотов» послушно и исполнительно, не требует себе лишнего и живет так, как прикажут из центра. Что дальше? «Скоты», бездушное стадо не смогут создать сияющий мир для избранных, для тех, кто руководит этим стадом. Деньги у мировой элиты есть и очень много, но что можно купить на эти деньги? Все богатства мира и так принадлежат им вместе со всем человечеством. Чего еще желать? Массовых казней «стада»? Но фашизму всегда необходим образ врага, он необходим и тем, кто руководит огромной толпой. Вспомним произведение Дж.Оруэлла «1984», там был искусственный, выдуманный враг для руководства толпой, всем «стадом». Однако снова встает вопрос: что дальше? Уже и враг искусственный, и целей никаких нет – тупик. Именно к концу собственной истории сегодня устремилось все человечество, пытаясь как можно быстрее стать никем, расчеловечиться. В этом эгоизме одних, тех, кто на вершине, и в эгоизме других, тех, кто подчиняется, нет Бога, но есть только свое собственное Я. Сколько стоит это Я на весах истории, если ничего не создается этим Я, если человек только и живет собственным Я? Ничтожно мало! Таким образом, желая покорности всего человечества, творцы близкого будущего девальвируют собственное положение во главе общества, которое ничтожно, следовательно, новая элита, которая будет создана, ничем не отличается от малости каждого человека, угнетенного этой элитой. Из ничего ничто не происходит (Ex nihilo nihil fit), ничего не создается, следовательно, происходящие ныне события по разрушению государственности – это конец истории всего человечества. Но почему государственность разрушается, что толкает людей к разрушению своего собственного дома?

Вначале капитализму стало узко в рамках феодализма, когда капитал был на службе у князя – правящей элиты, создававшей себе царей – монархию, как олицетворение собственной власти и ее укрепление в суверене, объединяющем князей данной, подчиненной ему, монарху, территории. Капитал, аккумулируемый в феодальном обществе, требовал свободного распространения, по крайней мере в виде двух постулатов: разделения труда и трансграничной торговле, что давало невиданные барыши. Феодал был против такого участия капитала в единении всех торговцев, уже не признававших власти ни своих собственных феодалов, ни чужих, так как феодалы ограничивали получение прибыли. Разрушились монархии – появился республиканский строй на обломках, вначале французского самодержавия, а затем и всеевропейского, когда каждый династический Дом пал жертвой капитализма. Те, немногие островки монархии, которые сохранились доселе, уже не являются монархиями, но приносят присягу парламенту, а не Богу. Даже английская монархия, приносящая клятвы Богу, тем не менее, является парламентской монархией, что сильно уменьшает ее влияние на политические и экономические процессы. Но время прошло, казалось бы, радуйся капиталист, торжествуй – все принадлежит тебе! Однако случилась новая напасть – рынок больше не развивается, эмиссия валюты не производит проценты прибыли, добавленную стоимость, но лишь создает видимость прироста ВВП. Базовый принцип капитализма ушел в небытие и вместе с ним в том же направлении уходит республика – плоть от плоти капитала.

Есть еще одна республика – социалистическая, идущая по иным, нежели капитал, направлениям, но и этих республик больше нет – Третий Рейх пал в битве с СССР, а СССР разрушил свой собственный партийный строй. Этого сценария могли бы опасаться в Китае, но там социализм разделил с капитализмом сферы влияния, оставив себе НОАК, финансовую систему и политический контроль КПК. Но, по мере разрушения мировой финансовой системы и снижения потребления домохозяйств, Китай может остаться только с политическим контролем КПК и с НОАК, чье единение неизменно переведет КНР на военные рельсы и опрокинет в новую, третью по счету, мировую войну. Не только Турция, понуждаемая Великобританией, ищет войны, так как иного выхода у младотурков Р.Эрдогана больше нет – лира стремительно обесценивается, но и Китай в скором времени, вынужденно сокращая производство товаров из-за кризиса, станет искать войны. Например, с Индией, с Тайванем, с Японией, с Южной Кореей и может даже добраться до Ближнего Востока. То есть, удержание Китая в рамках нынешней доктрины «социализма с китайской спецификой» обязательно потребует войны, что позволит сохранить и даже преумножить промышленное производство. Итак, нынешнее сокращение экономики, которое обусловлено конечностью рынка, делает капитализм ненужным, его глобальную мировую систему так же ненужной, а республику, как олицетворение партийной власти капитала, к полному переформатированию в неофеодолизм, который очень просто поставить на службу царя царей – Иерусалимского царя последних времен человечества.

Что остается России, куда ей держать свой путь? Только в том направлении, которое пойдет в противоположном ракурсе мировых тенденций и позволит сохранить российскую государственность. Что из прошлого создавало опору государственности перед распадом в результате революции прежнего строя? Сильная центральная власть, вооруженная государственной идеологией, и обобществленная государственная собственность, являющаяся достоянием всех. Управление обобществленной собственностью позволило укрепить государство и создать нравственные ценности, которые не стали достоянием правящей партии, но, тем не менее, нравственность общества может формировать, либо глава Церкви, что невозможно в условиях разделения светской и духовной власти, либо монарх, соединяющий собой обе формы власти. Помазанник Божий, управляющий общегосударственной собственностью, действующий в рамках необходимости и преумножения общего богатства, являющегося опорой правящей династии и залогом устойчивости государства, становится единственным способом укрепления страны и общества. Никакое партийно-коллективное управление не даст тех плодов, которые заключаются внутри монархии. Коллективное управление страной и обществом всегда подчиняется эгоистическим желаниям, как общества, так и партийного руководства. Монарх не ищет собственной легитимности у народа, но сам является сувереном – способом единственной монархической легитимности, которая позволяет учитывать интересы не правящей элиты, а народа. Именно поэтому, вопрос сохранения российской государственности, стоящий сегодня наиболее остро, нуждается в реанимации социализма с обобществленной собственностью и восстановления в последующем преобразовании новой формы государственности – социализма русского Самодержавия. Итак, Запад сознательно идет к концу своей истории, возвращая то, что уже умерло и не может дать всходы, а Россия, после своей смерти в 1917 году, должна возродиться в новой форме, соединяя все лучшее, что было в ее истории.

Оставить комментарий!