Детерминизм русской цивилизации

А.М.Верховский и Э.А.Паин «Цивилизационный национализм: российская версия «особого пути» 2013 год:

Почему ныне такой спрос на фатализм? Потому что он спутник застоя — исторической ситуации, при которой правящая элита не хочет, а оппозиционные силы не могут и не знают, как жить по-новому. В эпоху застоя у власти и оппозиции в ходу один и тот же миф о фатальной предопределённости судьбы страны и в этом смысле ее «особом пути». Для властей создание в обществе атмосферы предопределённости, невозможности изменить ситуацию к лучшему усилиями граждан — важнейшее средство самосохранения.

Итак, застой в российской действительности образуется всякий раз, как в нашем Отечестве прекращается запрос на идеологию и совершенствование идеологической базы в правящей элите, будь то во времена СССР или в текущий момент исторического промежутка российского пути в будущее, который, то ли есть, то ли его нет. Безусловно, до 2008 года, как справедливо отмечается в статье, был запрос на государственную идеологию, была попытка в Кремле создать свой, особенный путь, который нужно проложить в будущее России и русского народа. Был запрос на русскую национальную цивилизацию, лежащую в основании и в самом существовании России, которая держится на трех китах русского национализма: 1. Долга русского народа перед своей Родиной, как перед матерью, вскормившей и воспитавшей русский народ, 2. Сохранение русской культуры, русских традиций и русской православной веры, 3. Понятие справедливости, как неразрывной связи с русской цивилизационной нравственностью, которая должна быть распространена повсеместно – в обществе, в государственном управлении и в модели будущего. Заметим, в этом русском национализме нет никакого этнического превосходства или необходимости подавления национализма этнических меньшинств, ибо нельзя иметь подчиненную центральной власти колонию на территории собственной страны, что чревато восстанием, именно поэтому со стороны русского большинства никогда не возникает ненависти к другим этносам, лишь как ответная реакция на нарушение закона со стороны отдельных представителей национальных меньшинств, что легко купируется властью.

Итак, вступив в полосу сохранения действующей власти и, что естественно при сохранении элиты в неприкосновенности, Кремль отказался от дальнейшего поворота к созданию государственной идеологии, законсервировав, и саму элиту, и общество, с одновременным развитием внешнеполитических инициатив, рассчитанных на укрепление имиджа России и президента В.В.Путина. Но, оказывается, сам рост цивилизационного национализма в нулевые годы XXI века был весьма точно спланирован и отвлекал часть населения от насущных внутренних проблем, когда шла работа по переформатированию политического пространства, где верховодить должен был Кремль и больше никто. Пока работа не была закончена, Кремль милостиво позволял развиваться самым разным националистическим движениям, которые все же нужно охарактеризовать приставкой «псевдо», так как в этих движениях никогда не было никакой созидательной идеологии, а некоторые вообще обходились без нее. Почему? Из статьи А.М.Верховского и Э.А.Паина мы узнаем, что:

Сейчас российские власти в соответствии с традициями В. Путина, всегда стремившегося избегать идеологической определённости, свой выбор никак не декларируют, предлагая гражданам ориентироваться по внедряемым государством практикам и символам.

Идеологическая предопределенность, безусловно, начнет довлеть над поступками и решениями президента России, а он так работать не любит, и под давлением решений не принимает, что крайне правильно. Но вместе с водой выплеснули младенца – русскую идеологию России, спроса на которую просто не существует в правящей элите страны. Для сохранения самой себя и удержания власти, элите России крайне вредна и сильно беспокойна любая идеология, как либеральная, так и национальная с опорой на русские ценности тысячелетней цивилизации. Создается настоящая дуалистичность власти, которая для сохранения самой себя и своей преемственности должна создавать образ будущего, то есть идеологии, под знаменами которой необходимо собирать и консолидировать всю нацию России, но делать это опасно, так как может нарушиться баланс сил, растратиться в ненужных столкновениях тот консерватизм, которого удалось достичь весьма большим трудом в нулевых годах правления В.В.Путина. Однако, оглядываясь в недавнюю историю брежневского застоя СССР, консерватизм оказался не лучшим способом сохранения преемственности власти, наоборот, нужно было создавать конкурентную среду идеологий, выбирая большинством ту, которая устраивает народ и уже от имени народного выбора, от имени новой идеологии, создавать новый институт и образ власти, сохраняя, тем не менее, преемственность, ибо формирование идеологии производил не кто-нибудь, а президент, следовательно, благодарные граждане примут его назначенца, сменщика, как самого благодетеля, давшего народу надежду на светлое будущее. Может не быть никакого светлого будущего, но надежда обязательно должна присутствовать, так как человек всегда живет мечтой и надеждой.

Боязнь хоть в чем-нибудь изменить свое настоящее, а в особенности, будущее, вопреки убеждению правящей элиты, уже начало довлеть над принятием решений Кремля. Пытаясь сохранить себя, элита России создает тот самый неизбежный фатализм, который ее погубит, так как само понятие преемственности отсутствует в лексиконе Кремля, ибо преемственность – это создание заранее собственного преемника и переход В.В.Путина в разряд, по-американски, хромой утки, то есть человека, чьи полномочия уже сокращаются и переходят к преемнику президента, который перетягивает на себя элиту. Этого В.В.Путин допустить не может! Не мог И.В.Сталин, не мог Л.И.Брежнев, но почему-то смогли М.Горбачев и Б.Ельцин. По той простой причине, что они были ломщиками прежних порядков и не видели себя в качестве созидателей, так как этот труд гораздо важнее и сложнее того труда, который разрушает. У разрушителей преемников нет, как нет их у созидателей, ибо последних всегда будут сравнивать с предшественником, который сумел многое, а последователь, начав не с чистого листа, явно будет не столь успешен, так как его задача приумножения не подразумевает радикальных маневров, а поступательное, ежедневное движение вперед мало кому заметно. Поэтому тот, кто приходит после созидателя, стремиться хоть чем-нибудь отметить свое руководство страной, модернизируя то, что модернизировать не нужно – таков был Н.Хрущев и Ю.Андропов. Нынешняя продолжительность консерватизма приведет Россию, либо к революции, либо к войне, иного пути у российской республики, наследующей республике РСФСР – СССР нет.

Этот детерминизм российской власти довлеет сегодня над российской элитой и во многом предопределяет ее дальнейшие действия, которые можно было наблюдать в период брежневского застоя. Престарелые элиты консервируют все процессы в стране и в обществе, не создают никакого образа будущего, опасаясь не угадать с той моделью, которая должна прийти на смену нынешней, консервативной. Однако двигаться как-то нужно и здесь выясняется самое главное – никто не знает куда, ибо любой путь чреват последствиями, либо внутренними, либо внешними, либо, и теми, и другими, но ничего не делая, невозможно понять, где истина, а где ложь. Дальнейшее стояние на месте только разрушает страну и общество, которое уже стремится создать свой собственный образ будущего, ведь нынешнее положение никого не может устраивать: ни народ, ни силовые структуры, ни саму элиту, понимающую тупиковость сегодняшнего консерватизма, предопределяющего последующий крах власти и создание нового властного института, уже без всякой наследственности и преемственности. Новые люди и их идеи уже давно стучат в дверь, но кто же им откроет? Вместе с Кремлем ветшает оппозиция, ветшают былые генераторы идей, которые отказываются от политической деятельности в виду полной ее бесперспективности, отказываются даже от продолжения работы над своими прошлыми идеологическими разработками. На этом поле, полным терния и сорняка обязательно произрастет популист, мошенник и демагог, для которого абсолютно безразличны Россия и русский народ, наше общее будущее и перспективы, ведь он придет разрушить, а не построить. А, ведь, это образ будущего целого мира, не только России.

Итак, идеологический, государственный, элитный и общественный консерватизм, называемый в просторечии – застой, ведет к детерминированному будущему России, образы которого проявляются уже сегодня. Какие? Прежде всего, это образ русской цивилизации нравственности – в справедливости, как основного требования русской нации; в форме самой власти и государственной собственности, как основы жизни всего общества; и в форме (образе) исполнения властных полномочий. По порядку: 1. Справедливость – это неотъемлемое свойство нравственного общества, чья сознательность достигает высшего значения в развитии собственной, русской цивилизации нравственности, соединяющей нынешнюю Россию с Российской Империей, 2. Собственность определяет отношения во власти и в обществе, где государственная, обобществленная собственность наиболее подходит для развития всеобщей справедливости и нравственности, напротив, частная собственность никогда не станет основой укрепления нравственности и справедливости, 3. Справедливость и собственность устанавливают (детерминируют) такой строй в России, который наиболее полно соответствует этим социально – экономическим постулатам. В рамках республики невозможно реализовать все эти социальные нормы, так как республика не подразумевает патернализма – необходимого и достаточного способа осуществления власти, ибо республиканский патернализм немедленно превращается, либо в диктатуру, либо в застой, поэтому только русское Самодержавие с обобществленной собственностью.

Оставить комментарий!