Возможен ли Frexit в Европе?

Новая европейская тема будоражит умы в ЕС. Frexit — выход Франции из ЕС забрезжил на горизонте политических пристрастий некоторых влиятельных групп. Этот сепаратизм национального превосходства возник не случайно, а как ответная мера на диктат Брюсселя и тех финансовых кругов, которые в угоду глобализма лишают европейские страны промышленности, и, страшно сказать, собственной фармацевтики. В России привыкли думать, что слетевший с катушек МВФ и американская администрация вынуждают Кремль делать шаги в сторону деиндустриализации. Оказалось, что Европа живет по тем же самым правилам, что и Россия: промышленность переводится в Юго-Восточную Азию, суспензию, на которой производятся лекарственные препараты, производят там же, потоки мигрантов заливают улицы крупных городов, творя бесчинства под строгим надзором полиции, защищающей мигрантов от местных жителей. Чем не российская действительность? Кто же такой умный и всесильный координатор деградации европейских государств? Начало было положено развитием основ глобализации, для которой свойственно разделение труда и безопасное трансграничное движение капиталов. В рамках глобализации был выдвинут климатический ультиматум, который приняли все страны, обязавшиеся к 2035 году полностью избавиться от применения углеводородов. Так деградируют европейские страны, причем сознательно, следом можно проследить подобные процессы и в России. Декларирование «Европы от Лиссабона до Владивостока» — это огромная ошибка, так как заранее спланированный «Закат Европы» утянет на дно и Россию. Нужно поворачивать на Восток, нужно возрождать промышленность и собственную фармацевтическую отрасль, нужно перестать быть сырьевым придатком Запада и стать промышленно развитой Державой, как это было 30 лет назад. Нужно оставить в прошлом всех российских олигархов 90-х и начать строить новую общественно-экономическую формацию.

Во Франции история выхода из ЕС следом за Великобританией может стать существенной по мере приближения к президентским выборам, где конкуренция снова может развернуться между Мари Ле Пен и Эммануэлем Макроном. По опросам общественного мнения свыше 49% граждан Франции поддерживают выход из ЕС, с которым связывают три главные французские проблемы: безработицу, экономику и иммиграцию. Членство в ЕС не позволяет Франции закрыть границы от мигрантов, как внешних, из стран Ближнего Востока и Африки, так и внутренних, из восточно-европейских республик ЕС. Поток мигрантов опустошает рабочие места коренных французов, вызывает столкновения на этнической почве и приводит к росту преступности. Общая стагнация французской экономики, как отражение негативных процессов в ЕС в целом, побуждает французов колебаться между крупным бизнесом, представляемым Э.Макроном и социалистами Ле Пен. И здесь может победить популизм против консерватизма, тем более, что консерватизм банкиров и крупного бизнеса ничего не дал Франции за прошедшие несколько лет президента Э.Макрона. Консерватизм внезапно стал синонимом французского застоя и нарастающих противоречий в экономике, которые не могут быть решены в обозримом будущем. К этим трем вызовам Франции добавился еще и четвертый – пандемия коронавируса, которая еще сильнее нанесла удар по консерваторам, добавив очков социалистам Ле Пен. Однако на Frexit нужно посмотреть еще и с точки зрения Германии – второго центра ЕС.

Какие начнутся политические события в ФРГ после ухода Ангелы Меркель? В Германии множатся все те же проблемы, что и во Франции, следовательно, популизм социалистических лозунгов и речей станет определяющим для политики земель – немецких провинций, оказывающих сильное давление на Бундестаг. Игнорировать множащиеся проблемы становится все труднее, а спад производства в Германии продолжает оказывать давление на все экономические процессы. К этому следует дополнить отрицательную доходность по еврооблигациям и проблемы ЕС вполне покажутся существенными любому наблюдателю. Возможный выход Франции из ЕС может принести много выгод экономики Франции и поправит благосостояние ее граждан, так как вновь введенный франк окажется заведомо дешевле евро, что приведет к снижению себестоимости французских товаров и росту торговли. То, что на первых порах после выхода из ЕС благосостояние граждан упадет – уверены очень многие, но также есть уверенность, что подешевевшие товары подстегнут развитие промышленности и привлекут инвестиции в экономику Франции. Очень многие аналитики Брюсселя опасаются сценария выхода Франции из ЕС, так как положительные стороны очевидны, а отрицательные преодолеваются за счет других членов ЕС, и, в первую очередь, Германии, которой придется на своем горбу тащить вставший на мель корабль ЕС.

Если выход Великобритании из ЕС стал не очень существенным событием, то выход Франции потянет за собой принцип домино – самодостаточные страны последуют за Францией, именно поэтому евробюрократия, банкиры, крупный бизнес и политические партии будут сопротивляться Frexit изо всех сил, в равной же степени главному застрельщику выхода – Мари Ле Пен. И, если у Э.Макрона не достанет народного признания, то элита Европы пойдет на любые преступления, любые подтасовки, лишь бы Ле Пен не стала президентом Франции и не инициировала референдум по Frexit. Пример США крайне показателен, когда элита встает стеной перед тем кандидатом, который ей не угоден. Пусть сумасшедший и явно неадекватный Байден, но только не Трамп. Так же будет и с Ле Пен. Но даже в случае проигрыша Ле Пен в президентской гонке, судьба ЕС уже предрешена, так как Евросоюз оказался между молотом и наковальней: с одной стороны, поднимающаяся супердержава Китай с его уже озвученными грандиозными планами владения всем миром, а с другой ослабление США, причем явно намеренное. Играть на два фронта ЕС не сможет, и Брюсселю придется принимать чью-то сторону. Если США, то Вашингтон потребует не просто лояльности, но и финансового участия, которое будет только нарастать по мере возникновения американских проблем (иначе зачем поставили неадеквата во главе огромной империи?). Если ЕС встает на сторону Китая, то очень быстро последние остатки промышленности сменят название на китайские и станут филиалами крупных компаний из Поднебесной, вместе с новейшими технологиями производства чипов – цифрового будущего человечества.

Еще интересен такой момент: на стороне Китая могут играть объединенные англосаксы – Великобритания и США, которые активно инвестировали в КНР и продвигали интересы Китая в международных организациях, а также пригласили на свои места в Ближневосточном регионе, где все Персидские монархии, кроме Бахрейна, заключили стратегические соглашения с Пекином. Не Израиль налаживает контакты со своими геополитическими противниками, а Китай со своими деньгами и возможностями, кои разительно превосходят израильские, занял американское место там, где в будущем произойдут самые важные геополитические события. Франция в одиночку не может противостоять связке Китай – Великобритания – США, слишком неравны силы, именно поэтому европейская аристократия и финансовые круги так уповают на Россию, мечтая сделать из нашей страны буфер с Китаем, заодно внушив Кремлю ужас перед растущей мощью нашего восточного соседа. Европейские СМИ активно делают из Китая коммунистическую диктатуру, почти фашизм, вытащив на поверхность уйгурские проблемы, вмешиваясь там, где европейцу делать ничего, так как это другая культура, иная цивилизация, к которой сделали прививку социализмом и капитализмом, что дало соответствующие всходы в виде рыночной экономики под жестким контролем КПК. Преодолеть деспотию КПК Европа не сможет никогда, этот образ «социализма с китайской спецификой» будет обороняться и нападать до последнего патрона у европейцев и обязательно сомнет ЕС.

Именно поэтому Frexit нужно рассматривать с точки зрения защитного механизма против китайского доминирования в Европе, так как подчинить Брюссель Пекин сможет, а подчинить десятки европейских государств без выстрелов – нет. Вести войну на таком удалении с технически сильным противником Китай не будет, следовательно, главное действие Китая на международной арене – это утащить к себе Россию, заключив договор об обороне. В этом случае Россия получит все необходимое для развития промышленности, а Европа останется один на один с Китаем. Frexit дает надежду на то, что более привлекательная Европа для России вынудит «русские деньги» и влияние оказаться в Париже, а не в Лондоне и не в Пекине. Пока же проводимая политика ЕС по введению санкций в отношении России делает ту политику, которая выгодна тройственному союзу Китай – Великобритания – США. Лишенная объектности Европа по итогам Второй мировой войны, все еще пребывает в качестве субъекта американской политики, когда вашингтонские стратеги крутят Брюсселем так, как подсказывает им туманный Альбион, поднаторевший в политических интригах. Выход Англии из ЕС пока еще не привел ни к каким результатам – они впереди, но в Париже стоило бы подумать над причинами такого шага, который оказался очень непрост для будущего Великобритании, особенно после изменений в Доме Виндзоров, которыми, как марионетками, дергают за ниточки те, кто создают стратегические планы.

Выход Гарри и Меган, с последующим интервью, сжигающим все мосты с Виндзорами, явно должен указывать на те процессы, которые готовы запустить из Лондона, начавшего передел мира путем создания управляемого хаоса, чтобы затем вновь собранная самоорганизующаяся критичность нового общества без границ, привела весь мир под стены вечного Иерусалима. Может быть, Франции стоит поиграть в свою игру на Ближнем Востоке и в Европе, создав в Париже новый европейский центр сил? Без Frexit сделать этого нельзя – Брюссель не даст, Германия будет против. Только освободившись от опеки, можно свободно посмотреть вокруг и начать создавать свой мир, соединяясь и расходясь с кем угодно, не оглядываясь на мнение других, так и не ставших друзьями. Впрочем, в политике друзей не бывает.

Подписывайтесь на наш канал в Телеграм

Оставить комментарий!